Новости

15 августа, 2022 11:45

Определен ареал самых северных неолитических укреплений

Установить и детально охарактеризовать стратегии жизнеобеспечения первобытного населения Зауралья и Западной Сибири эпох камня, бронзы и раннего железа — такую задачу поставили перед собой археологи УрФУ в рамках междисциплинарного проекта «Региональная идентичность России: компаративные историко-филологические исследования». Ученые пришли к выводу, что в эпоху нового каменного века аборигены лесной полосы севера Евразийского континента продолжали вести присваивающее хозяйство и не смогли подняться до уровня принципиально новой производящей экономики.
Виктор Борзунов. Источник: личный архив

Исследования по этому направлению ученые проводят по госзаданию Минобрнауки России (№ FEUZ-2020-0056) и по гранту РНФ. Группу в проекте возглавляет старший научный сотрудник проблемной научно-исследовательской археологической лаборатории УрФУ Виктор Борзунов.

Работа, которая продолжила многолетние изыскания сотрудников лаборатории, ведется по трем основным направлениям. Первое — изучение неолитизации обществ Урало-Западносибирского региона. Иными словами — особенностей приобщения древних коллективов VI–IV тыс. до н. э. к передовым новшествам Старого Света, таким как производящее хозяйство, более или менее прочная оседлость, большие стационарные поселения, керамическое производство, оборонное зодчество, принципиально иное домостроительство, камнеобработка, новые социальные структуры и т. д.

Второе направление — анализ происхождения и развития древнего оборонного зодчества севера Евразии в VI тыс. до н. э. — III в. н. э., его места и роли в общей системе зарождения и развития укрепленных поселений, протогородов и городов Старого Света.

Третье направление — изучение процесса включения коренного и пришлого населения Среднего Зауралья в систему древних горно-металлургических провинций Евразии в эпоху бронзы и раннего железного века.

В рамках первого исследовательского направления старший научный сотрудник лаборатории Любовь Косинская и Виктор Борзунов предложили модель неолитизации таежной зоны Западной Сибири в контексте глобальных миграций в Евразии из-за глобального потепления в Северном полушарии. С помощью полевых исследований и радиоуглеродного анализа установили, что наиболее ранние образцы древнего керамического ремесла на Урале и в таежном Приобье относятся к концу VII — началу VI тыс. до н. э. В лесную зону Северной Евразии идеи и навыки керамического производства попали, вероятнее всего, с Ближнего Востока.

«Освоение керамического производства в эпоху неолита свидетельствует о постепенном переходе мигрировавших на север собирателей, охотников и рыболовов от подвижного к более оседлому образу жизни. В керамической (а также берестяной) посуде поселенцы хранили запасы продуктов, заготовленные на зиму. Однако и в новых условиях по-прежнему доминировало присваивающее хозяйство. Основные продукты питания жители края получали за счет рыболовства (сетями и перегораживанием участков водоемов и рек), а также охоты, в т. ч. сезонной загонной — с помощью обширных загородок и больших ям-ловушек. Отрасли производящей экономики — земледелие и скотоводство — в то время на исследованных территориях отсутствовали», — подчеркивает Борзунов.

При этом совершенствовались транспортные средства, камнеобрабатывающее, косторезное и деревообрабатывающее производства, технологии изготовления одежды, обуви и т. д. Вместе с тем, в отличие от обитателей уральской зоны, неолитическое население Западной Сибири столкнулось с острым дефицитом качественного камня. Отчасти компенсируя этот недостаток, оно перешло к широкому изготовлению оружия и орудий труда из сланца (шлифованные топоры, долота, наконечники стрел), кварца и кварцита (отбойники, скребла, скребки, наконечники стрел и пр.). С южных территорий в тайгу эпизодически попадали изделия из яшм, высококачественного кремня и других каменных пород.

Значительный прогресс был достигнут в сфере домостроительства. Мезолитическое население проживало по берегам рек и озер, в небольших стоянках, застроенных легкими каркасными и каркасно-столбовыми жилищами. Произошли изменения в культовой практике. В эпоху неолита на Урале и в Западной Сибири захоронения в могилах были крайне редки. В то же время в горно-лесном Зауралье, бассейне реки Конды, на месте заброшенных поселков-селищ появились единичные своеобразные культовые центры — холмы-святилища со следами жертвоприношений, насыпанные из земли, песка, осколков посуды и обломков орудий, огороженные неглубокими кольцевыми канавами. Эти памятники — Полудёнковский, Кокшаровский, Усть-Вагильский, Махтыльский «жертвенные» холмы, Чертова Гора — стали объектами исследования других ученых.

По второму и третьему направлениям, в процессе полевых изысканий и лабораторных аналитических исследований, археологи УрФУ сделали открытия не только регионального, но и общероссийского и отчасти евразийского масштаба.

В рамках второго направления удалось определить расположение и — под руководством Виктора Борзунова — наметить ареал самых северных в Евразии и мире неолитических укреплений VI–IV тыс. до н. э., расположенных в таежном Приобье и Зауралье. Наиболее северное и древнее из этих укреплений, городище Амня I, открыто археологами УрГУ (ныне УрФУ) в конце 1980-х годов в бассейне реки Казым в Нижнем Приобье. Радиоуглеродный анализ показал, что городище относится к VI тыс. до н. э., а с калибровочными поправками — к VII–VI тыс. до н. э.

«Появление укреплений в тайге происходило на фоне резкого глобального потепления климата в северном полушарии, с температурными показателями выше современных. Потепление сдвинуло северную границу лесов вплоть до середины полуострова Ямал. Тогда же произошло и первое массовое заселение западносибирской тайги обществами, которые ранее, по-видимому, обитали на территории современной урало-сибирской лесостепи, урало-казахстанских степей, Прикаспия и Приаралья. Причина возведения в тайге укрепленных центров — первый раздел и закрепление за отдельными, наиболее сильными общинами самых богатых охотничье-рыболовческих угодий и установление абсолютного контроля над ними», — поясняет Виктор Борзунов.

По его словам, по топографической привязке, оборонительной системе, жилой архитектуре и другим характеристикам урало-западносибирские укрепленные поселения принципиально отличаются от древнейших укреплений юга и востока Евразии, которые возникли на Ближнем Востоке в IX–VI тыс. до н. э. Первые в мире и Старом Свете земледельцы-скотоводы создавали укрепления и протогорода с каменной и глинобитной оборонной и жилой архитектурой, используя дерево лишь как вспомогательный материал.

«Нельзя полностью исключить того, что древние „народы“ севера Сибири заимствовали саму идею создания, окруженного простейшими фортификационными устройствами. Однако предположения о том, что появление в таежном Приобье керамики, оружия и орудий труда из качественного камня, укрепленных поселений и других новшеств вызвано прямым и одномоментным переселением сюда земледельцев-скотоводов из Анатолии и Балкан, не находят подтверждения», — указывает Борзунов.

В рамках третьего направления исследований под руководством ведущего научного сотрудника лаборатории Ольги Корочковой, археологи УрФУ выделили и охарактеризовали в западной части Свердловской области мощный Зауральский коптяковско-сейминский очаг цветной металлургии и металлообработки эпохи бронзы. Он действовал в горно-лесном Зауралье в XX–XVIII вв. до н. э. как составная часть обширной Евразийской металлургической провинции. Его опорный археологический памятник — уникальный культовый центр Шайтанское Озеро II, обнаруженный тагильскими археологами и исследованный сотрудниками УрФУ, — находится между Екатеринбургом и Нижним Тагилом. Это святилище с медно-бронзовым оружием, многочисленными жертвоприношениями и редкими погребениями было основано «симбиозным» обществом.
16 сентября, 2022
В Центральной Азии нашли самую большую коллекцию украшений возрастом 10 тысяч лет
Международная археологическая экспедиция обнаружила самую большую в Центральной Азии коллекцию камен...
18 августа, 2022
Сибирские ученые провели полевое исследование песенного фольклора тувинцев
В рамках проекта 2022 года сотрудники Института филологии СО РАН зафиксировали современное бытование...