КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 18-78-00108

НазваниеБольшие вызовы России на Русском Севере в XVI - XVII вв.: структура власти, многонациональность, религиозность, транспортные пути, рискованное земледелие (по материалам Вологодского архиерейского дома и северных монастырей).

РуководительБашнин Никита Викторович, Кандидат исторических наук

Организация финансирования, регионФедеральное государственное бюджетное учреждение науки Санкт-Петербургский институт истории Российской академии наук, г Санкт-Петербург

Срок выполнения при поддержке РНФ 07.2018 - 06.2020 

КонкурсКонкурс 2018 года по мероприятию «Проведение инициативных исследований молодыми учеными» Президентской программы исследовательских проектов, реализуемых ведущими учеными, в том числе молодыми учеными

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-104 - История России с древнейших времен до ХХ века

Ключевые словавласть, многонациональность, религиозность, транспортные пути, рискованное земледелие, архиерейский дом, монастырь, землевладение, кадастр, приходо-расходные книги, археография, источниковедение

Код ГРНТИ03.23.25 03.23.31


СтатусУспешно завершен


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
При реализации данного научного проекта предполагается на широком историческом фоне рассмотреть ключевые факторы освоения Русского Севера в XVI - XVII вв.: структуры власти, многонациональность, религиозность, транспортные пути, рискованное земледелие. Для изучения поставленной проблемы будут привлечены материалы Вологодского архиерейского дома Святой Софии (с учетом отношений с сопредельными кафедрами: Новгородский дом Святой Софии, Ростовский архиерейский дом, Вятский архиерейский дом, Великоустюжский архиерейский дом, Холмогорский архиерейский дом) и северных монастырей. Актуальность такой постановки вопроса обусловлена состоянием историографии и сохранностью источниковой базы. Истории архиерейских домов Русского государства посвящены работы И. М. Покровского, В. М. Верюжского, Б. Д. Грекова, Н. Н. Покровского и Е. К. Ромодановской и др. исследователей, но далеко не в полной мере исследовано обширное документальное наследие Вологодского Софийского и других северных архиерейских домов. Многочисленные материалы из архивов средних и малых монастырей Севера также лишь фрагментарно введены в научный оборот. Для исследования Великого Новгорода и Поморья в ранее средневековье многое сделано археологами (В. Л. Янин, П. Г. Гайдуков, Н. А. Макаров, Э. А. Савельева и др.) и для последующей работы необходимо дальнейшее соотнесение результатов исследования материальной культуры с памятниками письменности. Это позволит на новом уровне решать вопросы связанные с властью и собственностью, взаимодействием русского и финно-угорского населения, переходом от язычества к христианству и особенностями религиозной жизни на Севере (значительные расстояния, обширность приходов), а также позволит привнести новые материалы для исследования транспортных путей и особенностей ведения сельского хозяйства в зоне рискованного земледелия. При выполнении проекта будут использованы современные методы исследования: архивная эвристика, сравнительно-исторический и количественный методы, палеография и археография, а также просопография для выявления влияния личностного фактора на социально-экономическое развитие Европейского Севера.

Ожидаемые результаты
Изучение заявленных вопросов позволит приумножить знания об освоении Севера, а также о типологии и особенностях устройства управленческих систем в России XVI-XVII вв. Также будет показано место Вологодской архиерейской кафедры в церковной иерархии Русской православной церкви и выяснена роль вологодских архиереев в системе церковного управления в России. Одновременно с этим возникает возможность рассмотреть структуры повседневности и их эволюцию на протяжении всего XVII в. В мировой историографии в последние десятилетия актуальным является изучение не только архиерейских домов, но и их документального наследия (Boghen, Jeannine. Inventaire des actes épiscopaux originaux conservés à la Bibliothèque nationale (1121-1200). Nancy, 1991; Die Diplomatik der Bischofsurkunde vor 1250. Innsbruck, 1993; Trumbore A. E. Relations between bishops and religious houses in Aquitaine, CA. 877 – CA. 1040 (France). Dissertation Ph.D. Columbia University, 2003; Okazaki A. Pratiques documentaires dans l'église cathédrale de Paris au XIesiècle: Les textes et leurs contextes génétiques // Proceedings of the Fourth International Conference. Studies for the Integrated Text Science: Genesis of Historical Text. Nagoya University, 2005. P. 113–126; Erik van Mingroot. Les chartes de Gérard Ier, Liébert et Gérard II, évêques de Cambrai et d'Arras, comtes du cambrésis, 1012 - 1092/93 ; introduction, édition, annotation. Leuven University Press, 2005; Segolene De Dainville-Barbiche. Les eveques et les archeveques // Notre-Dame de Paris, sous la dir. du André Vingt-Trois. Strassbourg, 2012. P. 333-344). Итогом реализации научного проекта станет введение в научный оборот корпуса новых источников по проблематике гранта. Для этого предполагается опубликовать исследовательские тексты и исторические источники. А) будет опубликована серия статей по следующим темам: 1. Архив Вологодского архиерейского дома в XVII в. (Н. В. Башнин) 2. Землевладение Вологодского архиерейского дома (Подмосковье, Вологодский и Яренский уезды) (Н. В. Башнин) 3. Церковное развитие и религиозное просвещение в Вятской земле во второй половине XVII в. (Н. В. Башнин, Н. А. Шереметов, И. А. Поляков) 4. Пути сообщения на Русском Севере в XVI-XVII вв. (Н. В. Башнин, Н. А. Шереметов, И. А. Поляков) Б) будет издано описание вотчины Вологодского архиерейского дома в Подмосковье, Вологодском, Яренском и Усольском уездах 1702 г. (РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ед. хр. 53. Л. 1-253). Объем около 12 а.л. (Н. В. Башнин, И. А. Поляков, Н. А. Шереметов). В) будут опубликованы синодики Дионисиево-Глушицкого монастыря XVII-XVIII вв. с записями княжеских родов XIV-XV вв.; всего в них перечислено около 10 тыс. имен (СПИ ВГИАХМЗ. № 2139; СПИ ВГИАХМЗ. № 2014.). Объем ок. 10 а.л. (Н. В. Башнин, И. А. Поляков, Н. А. Шереметов). Г) будет написана рукопись монографии "Вологодский архиерейский дом в XVI-XVII вв.: исследование и источники" (Н. В. Башнин) Опубликованные работы могут быть использованы следующим образом: 1) для продолжения фундаментальных исследований по истории России XI - XVIII вв. и, в частности, Русского Севера; 2) при проведении археологических раскопок; 3) при подготовке курсов по дисциплине "История России XVI-XVII в."; 4) для разработки и создания музейных экспозиций и различных выставок; 5) опубликованные документы будут востребованы архитекторами-реставраторами при проведении реставрационных и археологических работ на архитектурных памятниках; 6) при разработке туристических маршрутов и экскурсий по Русскому Северу.


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2018 году
В 2018-2019 гг. работа шла в соответствии с заявленным планом. Н. В. Башнин, И. А. Поляков, Н. А. Шереметов осуществили компьютерный набор переписных книг вотчин Вологодского архиерейского дома 1701-1702 гг. (РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ед. хр. 53), а также сделали археографическое описание рукописи и провели вычитку текста. Объем текста публикуемого источника составил 11,77 а.л. Этот источник полностью вошел во вторую часть монографии, в которой рассмотрен вопрос осуществления церковной реформы Петра I в Вологодской и Белозерской епархии: Башнин Н. В. Переписные книги вотчин Вологодского архиерейского дома Св. Софии 1701–1702 гг.: Исследование и тексты. — М.; СПб.: Альянс-Архео, 2019. Удалось определить место Вологодской кафедры по социально-экономическим показателям среди других архиерейских домов. Данные переписи 1678 г. свидетельствуют, что Вологодский архиерейский дом находился на пятом месте среди 19 архиерейских кафедр по количеству принадлежавших ему крестьянских дворов – 1213 (6 %). На первом месте находился Ростовский архиерейский дом – 4376 (21,5 %) дворов, а замыкает список Устюжская кафедра, которой принадлежало 124 (0,6 %) двора. Согласно ведомостям 1730-х гг. Вологодский архиерейский дом не относился ни к беднейшим (Белгородский, Устюжский), ни к богатейшим (Новгородский, Ростовский) кафедрам. К концу 1730-х гг. у Вологодского дома Св. Софии было 1328 дворов зависимого населения, что составляло 7,6 % от общего числа дворов в архиерейских вотчинах. Для сравнения отметим, что у Астраханского дома таких дворов не было вовсе, у Устюжского этот показатель равняется 141 (0,8 %), а у Новгородского и Ростовского составлял 1590 (9,1 %) и 4412 (25,2 %) дворов соответственно. Близкие пропорции зафиксированы при соотношении числа душ м.п. по данным на 1710 г.: Вологодской кафедре принадлежало 6662 человека, что составляло 6,4 % от общего количества учтенных людей в архиерейских вотчинах, у Астраханской зафиксированы только 23 служителя (менее 0,1 %), у Устюжской – 486 (0,5 %), а Новгородской и Ростовской принадлежало 16668 (16,1 %) и 16796 (16,2 %) соответственно. Похожие пропорции находим при сопоставлении объема пашни у вотчинников. Вологодскому архиерейскому дому принадлежало 8090 (5,9 %) четвертей земли от всего обсчитанного объема, Астраханская кафедра пашни не имела, за Устюжской значилось 524 четверти (0,4 %), а за Новгородской и Ростовской числилось более 20 тыс. четвертей (более 15 %) за каждой, но наибольшим земельным фондом обладал Тверской архиерейский дом – 35309 (25,5 %) четвертей. В 1744 г. из 21 кафедры Вологодский архиерейский дом по количеству принадлежавших ему крестьян занимал 11 место – 6356 (4,1 %) человек. На первом месте находилась Новгородская кафедра, у которой зафиксировано 21500 (13,7 %) человек, а замыкает список Устюжский архиерейский дом – 682 (0,4 %) крестьянина. Из приведенных данных за 1678–1744 гг. видно, что по количеству крестьянских дворов, размерам пашни и числу душ м. п. Вологодский архиерейский дом Св. Софии занимал среднее положение. Исследование переписных книг вотчин Вологодской кафедры 1701-1702 гг. позволило сделать ряд наблюдений. Владения Вологодского архиерейского дома находились в 5 уездах (Московский, Вологодский, Галицкий, Яренский, Усольский). Наибольшее количество поселений располагалось в Вологодском уезде – 223 погоста, села, сельца, деревни, починка и 3 пустоши, а наименьшее в Галицком уезде – 3 деревни. Согласно подсчетам по переписным книгам 1701–1702 гг., в вотчинах Вологодского Дома Св. Софии находилось: 5 погостов, 7 сел, 4 сельца, 223 деревни, 30 починков, 2 «земли», 8 пустошей. Кроме целых поселений архиерейскому дому принадлежали части населенных пунктов и земельных угодий. Во владениях Вологодского архиерея находились 32 церкви (холодные и теплые, все здания деревянные), 13 колоколен (все деревянные). Переписные книги также зафиксировали приписные Николо-Мокрый монастырь, Антоньеву и Кохтожскую пустыни, вотчины которых после приписки принадлежали архиерейскому дому. В вотчине Вологодского дома Св. Софии по переписным книгам 1701–1702 гг. находилось 268 живущих населенных пунктов, в которых зафиксировано 2134 (100 %) двора, из них 1972 (92,4 %) были крестьянскими, 83 (3,9 %) бобыльскими, в 78 (3,7 %) дворах проживало нетяглое население: дети боярские, причт, посельские старцы и другие жители. Кроме живущих дворов зафиксировано 167 (100 %) пустых, из них 135 (80,8 %) крестьянских и 32 (19,2 %) бобыльских. Во дворах, согласно подсчетам, проживало 6726 (100 %) человек м. п., из них 6283 (93,4 %) крестьянина (в т. ч. 20 половников и 24 захребетника), 218 (3,2 %) бобылей и 225 (3,4 %) нетяглых жителей. Переписные книги 1701–1702 гг. зафиксировали следующие людские потери вотчины Дома Св. Софии: всего не стало 335 (100 %) людей, из них 287 (85,6 %) крестьян и 48 (14,4 %) бобылей, которые умирали, уходили в неизвестном направлении, «сходили для прокормления» в Сибирь и другие города и регионы. Одна крестьянская семья была отправлена из деревни Левково Тошенской волости Вологодского уезда в Воронеж в «прядилщики»: «Двор пуст крестьянина Ларки Осипова, а взят он, Ларка, по указу великого государя в прошлом 1700-м году з женою и з детми на Воронеж в прядилщики». Из архиерейской вотчины в Засодимской волости Заозерской половины Вологодского уезда 5 крестьян переселили в Таганрог. Например, в деревне Кадниково (совр. г. Кадников) зафиксирован «двор пуст Никешки Дементьев, а он, Никешка, по указу великого государя взят на Таганрог в каменщики в 207-м году, а дети ево, Никитка, Бориско, кормятца в мире». Приведенные данные показали, что к 1701–1702 гг. в архиерейской вотчине не было значительного запустения. Согласно проведенным подсчетам, пустых дворов было 7,5 % от общего числа, а из упомянутых в источнике 6726 (100 %) людей м. п. ушло и умерло 335 (5 %). Со времен Ивана III светская власть ограничивала рост церковного землевладения. Приобретение земель монастырям и церковным иерархам окончательно было запрещено статьей 42 главы XVII «О вотчинах» Соборного уложения 1649 г. Несмотря на этот запрет вологодские владыки во второй половине XVII в. увеличили свой земельный фонд. За 1652–1700 гг. известно 76 меновных грамот Вологодского архиерейского дома (хранятся в ф. 237 (ГКЭ). РГАДА). За время архиерейства Маркелла (1645–1663) было совершено 4 сделки обмена земельными владениями, при архиепископе Симоне (1664–1684) – 22 сделки, а при архиепископе Гаврииле (1684–1707) – 52 сделки. Уже в 1650-х гг. дважды использовали для обмена со светскими землевладельцами один и тот же земельный участок – жеребий пустоши Ребячье в Засодимской волости. Когда архиепископом Вологодским и Белозерским стал Симон, для мены начали использовать другие владения. Так, жеребий пустоши Терентьево в Лежском Волоке обменивали пять раз и столько же раз меняли пустошь Лычное в Засодимской волости. При архиепископе Гаврииле вновь сменился земельный объект, предназначенный для обмена, но остался прежним и многократно был повторен принцип осуществления сделки, когда новые земельные владения получали взамен части одного и того же участка из вотчины архиерейского дома: жеребий пустоши Душегубово в Лежском Волоке меняли 46 раз! В этих 46 сделках участвовало 53 человека, а значит каждому контрагенту Вологодской кафедры к началу XVIII в. принадлежало 1/53 пустоши Душегубово. Очевидно, что подобные обмены были фикцией и в реальности совершалась покупка новых земельных владений Вологодским домом Св. Софии. Также отметим, что к Вологодскому архиерейскому дому Св. Софии были приписаны в XVII – начале XVIII в. не менее 8 монастырей и пустынь, что также усиливало архиерейское хозяйство. Изучение государственных кадастров и внутривотчинной документации позволило расширить сведения об освоении Сибири в XVII в. Согласно подсчётам, в яренской вотчине Вологодского архиерейского дома в 1646 г. упомянут всего 471 человек. Из этого числа 347 (73,6%) людей на момент описания проживали в населённых пунктах. Отправились в Сибирь, Вятку, другие волости Яренского уезда и «сошли безвестно» 113 (24,1%) человек. Источник зафиксировал 11 (2,3%) смертей. Наибольший отток людей наблюдался на рубеже 1630–1640-х гг. Всего вотчина потеряла 124 человека, из них умерли 11 (8,8%). Наибольшее число людей ушло в Сибирь – 74 (59,7%) человека. В большинстве случаев уходили молодые холостые мужчины (30 человек, 24,2%) или же хозяева дворов без жён (30 человек, 24,2%). Например, источник фиксирует такую ситуацию: «Во дворе Федька Викторов сын з детьми, с Ондрюшкою, да с Трифанком, да с Ульянком, а Ульянко 7 лет. Ево же дети, Ивашко да Тимошка, сошли в Сибирь, холосты. Ивашко сшел во 142 году, а Тимошка сшел во 147 году». Одной из причин ухода старших братьев была многодетность семьи (количество детей женского пола писцы не отмечали), не хватало средств к существованию, что и толкало в далёкое путешествие. Сопоставим данные, полученные при анализе переписи небольшой вотчины, и в целом по уезду. А.И. Копанев зафиксировал убыль населения в Яренском уезде с 1631/32 по 1645/46 г. на 1 378 человек . На основании таблицы, составленной историком, мною подсчитано процентное соотношение по направлениям миграции. В Сибирь отправились 748 (54,2%) человек (холостые, хозяева дворов без жён, отец с сыном/сыновьями и семьи). «Сошли» на Вятку, к Москве, в Пермь и другие населённые пункты, а также «сбрели безвестно» 199 (14,5%) человек; умер 431 (31,3%) человек. Таким образом, данные по уезду в целом и по вотчине показывают близкие пропорции относительно количества людей, ушедших в Сибирь – более 50%. Всего в описании яренской вотчины Вологодского дома Св. Софии в 1678 г. упоминаются 668 людей, из них 580 (77,9%) проживали на момент проведения переписных работ в архиерейских землях, а 148 (22,1%) значатся ушедшими или перешедшими на новое место жительства в пределах софийской вотчины (139 человек; 20,8%) и умершими (9 человек; 1,3%). Проанализируем сведения о миграции населения. Наибольший отток людей наблюдался в 1670-х гг. Зафиксировано переселение 148 человек, из них 127 (85,7%) ушли, 12 (8,2%) пришли и 9 (6,1%) умерли. Остановлюсь подробнее на случаях переселения. В Сибирь отправилось всего 17 (11,5%) человек, 14 (9,5%) из них были холостыми; ушли в известных направлениях 27 (18%) человек. Внутри вотчины переселились 46 (31,1%) человек. По сравнению с 1646 г. видно, что количество людей, отправившихся в Сибирь, сократилось более чем в четыре раза – с 74 до 17 человек (с 59,7 до 11,5%). Отмечена миграция внутри вотчины (в предыдущей переписной книге не зафиксирована). Итак, на примере одной вотчины видно, что население её с 1646 г. к 1678 г. возросло с 347 до 580 человек, хотя многие крестьяне фертильного возраста ушли в Сибирь. По подсчётам М.М. Богословского и А.И. Копанева общее число жителей в Яренском уезде с 1620-х до 1670-х гг. также возросло в 1,5 раза, несмотря на миграцию и смертность. В результате исследования выявлены следующие причины миграций в Сибирь: 1) желание заработать; 2) нежелание выплачивать долги; 3) укрытие от правосудия; 4) поиск родственников. Материалы Вологодского архиерейского дома указывают на притягательную сторону Сибири – промыслы. Удачливый и трудолюбивый охотник, особенно если он умел торговать, в Сибири мог обогатиться: в крестьянских документах фигурируют суммы в сотни рублей. Поэтому крестьянин уходил не только для того, чтобы заняться земледелием на новых землях, но и для охоты, предполагая потом вернуться к родным. Архиерейские крестьяне из Поморья в Сибирь, вероятно, шли пешком, сведений о телегах, санях, лодках в просмотренных документах нет. Это говорит о навыках выживания в трудных климатических и природных условиях, а также о существовании минимальной инфраструктуры вдоль дорог и троп. В середине XVII в. крестьяне из Поморья неоднократно встречали знакомых и родственников в Сибири в удалении на 1,5–2 тыс. вёрст от дома, что говорит о существовании небольшого количества торных троп и дорог, а также пунктов сбора торговых и промысловых людей. Наиболее удалённая от Усть-Выми точка в Сибири, упомянутая в документах, – Енисейский острог. Расстояние между этими населёнными пунктами по современным автомобильным дорогам составляет около 4 тыс. км. Архиерейская и монастырская администрация, видя бездействие общероссийского законодательства в деле прикрепления крестьян к земле (Соборное уложение 1649 г.), актуализировала правовые традиции Русского Севера для закрепления крестьян в своей вотчине и заключала порядные (выявлено 2 случая 1656 и 1670 гг.). Кроме этого, архиерейские власти, зная из документов о том, что крестьянин живёт в Сибири, не предпринимали попыток вернуть его (возможно, документы, свидетельствующие об обратном, пока не выявлены). Согласно плану, была опубликована 1 статья в журнале входящем в базы данных WOS и SCOPUS, а также вышли 2 статьи в изданиях включенных в РИНЦ и 1 монография.

 

Публикации

1. Башнин Н. В. К вопросу о транспортных путях и средствах передвижения в XVII в. (по материалам приходо-расходных книг Вологодского архиерейского дома) Вестник церковной истории, 2018. № 3-4 (51-52). C. 303-330 (год публикации - 2018).

2. Башнин Н. В. Башнин Н. В. «Сшел в Сибирь»: миграция населения яренской вотчины Вологодского архиерейского дома в XVII в. 10.31857/S086956870004230-4 Российская история., 2019. № 1. С. 127-145 (год публикации - 2019).

3. Башнин Н. В. Переписные книги вотчин Вологодского архиерейского дома Св. Софии 1701–1702 гг.: Исследование и тексты. М.; СПб.: Альянс-Архео, 2019. — 352 с., ил., - (год публикации - 2019).

4. Башнин Н. В. Историко-демографическая характеристика вотчины Вологодского архиерейского дома Св. Софии в Яренском уезде в первой трети XVII века Историческая демография, 2018. №. 2. С. 13–16. (год публикации - 2018).


Аннотация результатов, полученных в 2019 году
1) Исследование документов Вологодского архиерейского дома показало, что в XVII столетии доходы кафедры увеличились с нескольких сотен рублей в 1610-х гг. до 3,5 тыс. накануне церковной реформы Петра I. Было проведено сравнение "бюджетов" архиерейских домов в конце XVII - начале XVIII в. В большинстве случаев расходы и доходы архиерейских кафедр были равны, иногда расходы превышали доходы. «Бюджет» Вологодского архиерейского дома Св. Софии был меньше Ростовской и Новгородской кафедр, но больше Вятской. Это наблюдение подтверждает выводы о среднем имущественном положении Вологодской кафедры среди архиерейских домов во второй половине XVII – начале XVIII в., сделанное в 2018-2019 гг. Исследование товарно-денежных и финансовых отношений в XVII–XVIII вв. раскрывает особенности перехода Русского государства от Средневековья к Новому времени, а детальное рассмотрение приходо-расходных книг и других документов показывает экономические связи между регионами и особенности финансовой стратегии различных церковных и светских учреждений, а также официальных и частных лиц. По материалам Вологодского архиерейского дома был изучен институт десятильников - светских должностных лиц для управления епархией. Сфера полномочий десятильников была широка: они контролировали духовную и светскую деятельность священников, вплоть до изгнания последних из прихода; участвовали в решении имущественных и поземельных споров между крестьянами; представляли архиерейскую власть при контактах с воеводой; выполняли различные административные поручения, кроме этого они были налоговыми агентами. Институт десятильников был упразднен в 1675 г. Заметим, что живучесть института десятильников в Вологодской и Великопермской (затем в Вологодской и Белозерской) епархии объясняется обширностью епархиальной территории (наиболее отдаленные населенные пункты от Вологды: Пустозерский острог – 1140 км; Усть-Вымь – 664 км; расстояние указано по прямой) и большой приходской сетью, что также было и причиной злоупотреблений. Была изучена биография архиепископа Ионы Думина, который известен как книжник (Б. Н. Флоря, Д. М. Буланин, Н. Н. Покровский, А. В. Сиренов, А. С. Усачев). На основании научных работ и введенных в научный оборот документов удалось показать, что Иона Думин также увеличивал земельные владения Владимирского Рождественского монастыря и Вологодского архиерейского дома. Также была изучена биография архиепископа Нектария Грека, единственного из вологодских архиереев, осужденных и отправленных в ссылку, к тому же он был "иноземцем" - греком. Обстоятельства возведения Нектария на Вологодскую кафедру, а затем смещения с нее, оправдания и снова возвращения, во многом остаются неясными. В современной литературе сделаны новые наблюдения об этой эпохе, а также введены в научный оборот не известные до этого источники. В целом это дает возможность исследовать русский период жизни архиепископа Нектария более глубоко. В Москве зимой-весной 1613 г. произошло расследование правомерности пребывания Сильвестра в сане архиепископа на Вологодской кафедре, в результате чего он был отправлен в Псков, а архиепископом Вологодским и Великопермским стал Нектарий. В 1616 г. архиепископ Нектарий был осужден и сослан в статусе «простого старца» в Новгородский Кириллов монастырь. Это решение было принято митрополитом Сарским и Подонским Ионой (Архангельским), который в 1614–1619 гг. был местоблюстителем патриаршего престола. Согласно патриаршей грамоте 1621 г. в Новгород, дело архиепископа Нектария обсуждали на соборе и вынесли вердикт о том, что вологодский владыка «отлучен от святительства неповинно». Дополнительного сыска потребовал вопрос о причащении архиепископа, когда он был в ссылке: причащался Нектарий в «патрахели» или без? Выяснилось, что игумен Саватей не разрешил причащаться Нектарию в «патрахели», поскольку он был прислан в Кириллов монастырь «простым старцем». Итогом расследования стало «разрешение» и благословение от патриарха Филарета бывшему узнику «святительская вся действовати и божественную литоргею служити». По указу патриарха и царя Михаила Федоровича архиепископ Нектарий был оставлен в Москве на Троицком подворье «до указу», а митрополит Иона принес извинения за свое неверное решение. Митрополит Макарий (Булгаков), рассматривая этот случай, отмечает строгость патриарха Филарета в вопросах церковной обрядности и заключает, что Иона за этот и подобные поступки расплатился потерей кафедры. После прощения и возвращения из ссылки архиепископ Нектарий жил в Москве. После смерти вологодского архиепископа Корнилия 17 марта 1625 г., Нектарий Грек возвратился на Вологодскую кафедру. Скончался иерарх в Вологде 3 июня 1626 г. 2) Публикация и исследование описей казны Вологодского архиерейского дома 1663, 1676, 1701 гг. показало, что наиболее подробная опись была составлена в 1701 г. В научной литературе в последние десятилетия широко вводятся в научный оборот описи строений и имущества монастырей, а также описания государственных архивов, однако подобные документы архиерейских кафедр обойдены вниманием ученых (опубликован один документ Ростовского архиерейского дома и извлечение из описи Тверской кафедры). В описи 1663 г. упоминаются более 695 документов, в описи 1676 г. - 875 документов, в описи 1702 г. - 665 документов (жалованные грамоты, кабалы, порядные, расписки и др.). Многие из этих источников известны только по упоминаниям в описях, что позволяет представлять размеры архива архиерейской кафедры, а также изучать взаимодействие архиерейского дома с государством (выплата налогов, получение жалованных грамот) и населением - крестьянами, купцами, стрельцами (кабалы, порядные и др.). Приведем статистические сведения по опубликованным описям казны Вологодского архиерейского дома 1663, 1676, 1701 гг.: в них упоминается около 780 топонимов и названо более 2440 людей, что показывает широкий круг территориальных и социальных связей кафедры. 3) В середине XVII в. патриарх Никон предпринял серию религиозных реформ в Русской православной церкви, которые привели к расколу. Эти события чаще всего рассматривали через призму жизни и деятельности этого человека. Однако методы проведения реформ и реакция духовенства и паствы в 1650–60-х гг. часто остается вне сферы интересов ученых. В документах из архивов Тихвинского Успенского монастыря и Вологодского архиерейского дома выявлены сведения об этих вопросах. Весной 1649 г. архимандрит Новоспасского монастыря Никон был возведен в сан митрополита Новгородского и Великолуцкого, в котором оставался до лета 1652 г. Среди документов Тихвинского Успенского монастыря обнаружено 25 указных, наказных, богомольных и благословенных грамот от новгородского иерарха, посланных в Тихвинский Успенский монастырь за 3 года. Митрополит Никон взял кадровую политику монастыря в свои руки, хотя в 1641 г. царь Михаил Федорович запретил новгородскому владыке Аффонию «изымать» из монастыря попов и дьяконов. При Никоне черных священников, служивших в монастырских вотчинах, не раз переводили в другие монастыри, а желающие принять постриг вынуждены были получить специальное разрешение от митрополита. Более того, митрополит строго следил за монастырскими слугами. Так, осенью 1651 г. архимандрит Пимен с братией приняли выгнанного слугу Никиту Димидова, поверив ложной грамоте. Никон жестко отреагировал на это и указал, что «ты то, сыну, просто учинил, что такой подписной челобитной бес полного нашего указу поверил», а также потребовал удалить Никиту и сыскать автора ложного документа. Через некоторое время в обитель пришла новая указная грамота, запрещавшая принимать в монастырь слуг, провинившихся перед новгородским владыкой. Внимание патриарха Никона к благочестию широкого круга лиц подтверждают белозерские документы. Расследование злоупотреблений келаря Ферапонтова монастыря Исайи было инициировано крестьянами в 1653 г., а закончено в 1657 г., когда келарь Кирилло-Белозерского монастыря Матфей по указу патриарха должен был вести дело, произвести сыск «большим повальным обыском» и «счесть» обвиняемых по «казенным книгам». По указу патриарха Никона была проведена перепись имущества Кирилло-Новоезерского монастыря в 1657 г. Сохранилась патриаршая грамота от 13 июля 1653 г. в Кириллов-Белозерский монастырь архимандриту Митрофану и келарю старцу Матфею об освобождении из–под начала сосланного в этот монастырь «за безчинное пьянство» тяглеца Огородной слободы И. В. Дрождина. За 1653–1658 гг. сохранились документы о том, что архиепископ Маркел при управлении Вологодской и Великопермской епархией, часто действовал с разрешения патриарха Никона. Известно еще около 10 подобных случаев, когда епархиальные дела решались на патриаршем уровне. Перейдем к эпизодам сопротивления обрядовым нововведениям. Рассмотрим наказную память от 9 марта 1666 г. новгородского митрополита Питирима архимандриту Тихвинского Успенского монастыря Корнилию. Из грамоты следует, что в октябре 1665 г. по указу владыки в Никифорово к церкви Николая Чудотворца ездил поповский староста поп Артемон, бывал на вечерне, заутрени и обедне, которые служил поп Гаврило и в отписке от 11 января 1666 г. докладывал, что служба велась не единогласно, литургия служилась по старому служебнику «надо многими просфирами». На вопросы старосты, почему Гаврила так служит, тот отвечал, что так делают в Тихвинском «девиче монастыре» и ему приказали служить так же. Помимо того, Артемон докладывал, что у Гаврилы нет «мира и масла, чем детей крестит, и у него только склянки, а знать, что бывало в них мира и масла, да тем де он, поп Гаврило, и детей крестит». Повеления старосты взять мира и освященного масла на Устюжне Артемон не послушался и продолжал крестить детей «ис тех жо порозжих склянец». О двойственности («расколе») обрядовых практик свидетельствуют документы Вологодского архиерейского дома. Согласно челобитной священника Троицкой церкви из Киснемской волости Белозерского уезда Артемия к архиепископу Вологодскому и Белозерскому Симону от 3 февраля 1672 г., в белозерских церквях попы по исправленным печатным книгам «не действуют». Показательным является свидетельство челобитчика о том, что «где бывают у церькви два священника, и един действует по новоисправленным, а другой действует по прежным мимо указу всего Освященнаго собору. И во многих церьквах на крылосе клирик говорит: «Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа слава тебе Боже», а на другом крылосе другой клирик говорит: «Аллилуиа, аллилуиа слава тебе Боже»; и символ православныя веры клирик чтет бес прилога «истиннаго», а другому лучится, и он чтет с прилогом «истиннаго»; и на просфорах четвероконечного креста старые попы многие по многим церьквам не приимают же, и новоставленые попы от них многие помрачени тьмою неведения и смущени. И в том, государь, во многих Божыих церьквах нашым помраченным неведением велик раскол и мятеж. И во многих же церьквах на крылосе поют «на речь», а на другом по-прежнему». Изученные источники позволяют сделать следующие выводы. Во-первых, митрополит, а затем патриарх Никон был сторонником личного контроля за многочисленными мелкими и крупными делами. Несомненно, ему в этом помогал ближний круг лиц. Во-вторых, клирики и миряне восприняли церковную реформу со своих позиций. Особенность многих приходов заключалась в существовании рядом не только двух храмов (теплого и холодного), но и двух, а иногда и более священников. В этих условиях выполнение или невыполнение предписаний церковного начальства стало инструментом решения бытовых вопросов (борьба за церковную землю и денежные доходы). 4) За отчетный период вышло 2 статьи в журналах, входящих в WOS и сверх плана вышла статья на английском языке в Scopus. Согласно плану были опубликованы 2 статьи в изданиях включенных в РИНЦ, и сверх плана вышли еще 3 статьи. Вышло издание описей казны Вологодского архиерейского дома. Участники гранта приняли участие в 9 международных, всероссийских и региональных конференциях в России и за рубежом. 3 сентября 2019 г. была осуществлена экспедиция на Лежский Волок - крупный вотчинный комплекс Вологодского архиерейского дома в XVII в. Была осуществлена командировка 6-9 ноября 2019 г. в Славянскую библиотеку, г. Прага, Чехия. 5) В рамках заседания Древнерусского семинара (СПбИИ РАН, СПбГУ) состоялся доклад об итогах работы по гранту и презентация книги (http://www.spbiiran.nw.ru/2017-2018-drs/ https://vk.com/dr_sem?w=wall-143572743_195%2Fall).

 

Публикации

1. - Вдалеке от Москвы реформы патриарха Никона воспринимались по-другому indicator.ru, - (год публикации - ).

2. - Ученые: реформы патриарха Никона по-другому воспринимались вдалеке от Москвы gazeta.ru, - (год публикации - ).

3. Адаменко О. Н., Яшина О. В., Башнин Н. В. Traces of marine activity in the history of medieval Vologda IOP Conference Series.: Earth and Environmental Science, 438 (2020) 012001. (год публикации - 2020).

4. Башнин Н. В. Описи казны Вологодского архиерейского дома Св. Софии второй половины XVII — начала XVIII в. Описи казны Вологодского архиерейского дома Св. Софии второй половины XVII — начала XVIII в. М.; СПб.: Альянс-Архео, 2020., - (год публикации - 2020).

5. Башнин Н. В. Десятильники на Русском Севере в XVII веке (по материалам Вологодского архиерейского дома Св. Софии) Чтения памяти профессора Александра Васильевича Камкина: Материалы Всероссийского научно-теоретического семинара (Череповец, 3–5 октября 2019 г.), Череповец: ЧГУ, 2020. С. 47-57. (год публикации - 2020).

6. Башнин Н. В. Вологодский архиерейский дом Святой Софии накануне церковной реформы Петра I Historia Provinciae – Журнал региональной истории., 2020. – Т. 4. – No 1. – С. 69–115. (год публикации - 2020).

7. Башнин Н. В. Вотчина Вологодского архиерейского дома Св. Софии в Московском уезде в конце XVI–XVIII в. Вызов времени: становление централизованных государств на Востоке и Западе Европы в конце XV–XVII в., Калуга, 2019. С. 293–297. (год публикации - 2019).

8. Башнин Н. В. Архиерейские кафедры в России как хозяйственные учреждения в конце XVII – первой половине XVIII в. Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Выпуск 6: Шестые чтения памяти академика РАН Л.В. Милова. Материалы к международной научной конференции. Москва, 21–22 ноября 2019 г., М., 2019. С. 325–332. (год публикации - 2019).

9. Башнин Н. В. Казна Вологодского архиерейского дома Св. Софии в XV–XVII вв.: состав и сохранность Комплексный подход в изучении Древней Руси. Материалы X Международной научной конференции 9–13 сентября 2019 года, Москва, Россия / Отв. ред. Е. Л. Конявская., М., 2019. С. 27–29. (год публикации - 2019).

10. Башнин Н. В., Дмитриева З. В., Поляков И. А., Шереметов Н. А. Патриарх Никон и начало церковного раскола в середине XVII в. Вестник архивиста, 2019. № 3. С. 651–662. (год публикации - 2019).

11. Башнин Н. В., Поляков И. А., Шереметов Н. А. Женские челобитные второй половины XVII в. из архивов Тихвинского Успенского монастыря и Вологодского архиерейского дома Исторический курьер. Женщины в культуре и обществе., 2019. № 3 (5). Статья 6. (год публикации - 2019).

12. Башнин Н.В. Архиепископ Вологодский и Великопермский Нектарий Грек: служение и «смирение» Древняя Русь. Вопросы медиевистики., 2019. № 2. С. 60–70. (год публикации - 2019).


Возможность практического использования результатов
Опубликованные работы могут быть использованы следующим образом: 1) для продолжения фундаментальных исследований по истории России XI - XVIII вв. и, в частности, Русского Севера; 2) при проведении археологических раскопок; 3) при подготовке курсов по дисциплине "История России XVI-XVII в." в ВУЗах; 4) для разработки и создания музейных экспозиций и различных выставок; 5) опубликованные документы будут востребованы архитекторами-реставраторами при проведении реставрационных и археологических работ на архитектурных памятниках; 6) при разработке туристических маршрутов и экскурсий по Русскому Северу.