КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 19-18-00441

НазваниеФеномен зла: от метафизики к теориям морали

РуководительКарпов Кирилл Витальевич, Кандидат философских наук

Организация финансирования, регионФедеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт философии Российской академии наук, г Москва

Года выполнения при поддержке РНФ 2019 - 2021 

КонкурсКонкурс 2019 года «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами»

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-206 - Этика. Эстетика. Философия религии. Теология.

Ключевые словаЗло, добро, Бог, общество, жизнь, мировоззрение, справедливость, мораль, метафизика, теодицея

Код ГРНТИ02.15.61


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
Проект направлен на изучение того, каким образом проблематизируется феномен зла: от его первичной метафизической фиксации до различных теорий морали, которые транслируют определенные нормативные утверждения. То есть исследование направлено на выявление того, каким образом происходит переход от метафизического понимания зла к конкретным моральным теориям. Мы исходим из того, что добро и зло являются главным предметом этики, при этом последнее зачастую осмысляется через отрицание первого. Следовательно, моральные суждения связаны с определенной интерпретацией (или предпониманием) негативности, которая идентифицируется субъектом как нечто злое или недолжное. Сама же эта негативность, как правило, никак не проясняется, то есть остается за пределами рациональной фиксации. Вследствие этого возникают существенные разногласия в теориях морали, которые приводят к размыванию моральных норм и их релятивизации. Наше исследование будет проводиться по нескольким предметным направлениям. I. Метафизические теории зла. Метафизическое осмысление зла связано с онтологией и религией, которые определенным образом, хотя и по-разному, кодируют интерпретацию негативности. (1) В онтологии задается отношение к феномену зла либо как к чему-то несубстанциальному, либо как к самостоятельному началу. Естественно, что феномен зла становится большой проблемой для монистической онтологии (метафизической «онтологии блага»), в которой он фактически выводится за рамки рассмотрения, что приводит к определенному несоответствию онтологии и действительности, так как в последней феномен зла ощущается как нечто реальное. Так возникает (а) конфликт метафизического несуществования зла и его ужасающего количества в действительности. (2) В религиозном мировоззрении задается негативное определение феномена зла, связанное с понятиями заповеди и греха, а сама постановка вопроса о том, как возможно зло при благом начале мира, приводит к проблеме теодицеи, находящейся на стыке философии религии и этики. Так возникает (б) конфликт божественной благости и наличия в мире зла. Понятно, что конфликты (а) и (б) связаны между собой, при этом смена онтологической модели, произошедшая в Новое время, приводит к (в) кризису метафизических объяснений феномена зла. II. Переход от метафизики к практической философии. Данный переход не является очевидным и, как нам кажется, осуществляется в виде интерпретации того, что та или иная онтология определяет как злое. (1) Для теистического мировоззрения злом оказывается то, что противоречит благой воле Творца; в атеистическом мировоззрении подчеркивается серьезность социального проявления зла (при этом представители этих мировоззрений могут соглашаться по поводу того, что значит феномен зла в реальности). В этом случае принципиальным вопросом оказывается то, каким образом конституируется нормативный опыт, исходящий из изначальной метафизической ориентации. (2) Переход от метафизики к нормативности связан и с таким затруднением, как «Гильотина Юма», которая указывает на то, что переход от дескриптивных суждений к нормативным является логически необоснованным. Прояснить этот переход — принципиально важная задача для моральной философии любого мировоззрения. Вместе с тем возможно построение морали, когда такой переход отсутствует — в этом случае мораль будет лишена онтологических оснований и окажется лишь конвенцией. III. Моральная проблематизация феномена зла (опыт нормативности). В указанном контексте важен не столько вопрос о том, какие конкретные нормы могут быть заданы, сколько вопрос о механизмах и базовых принципах формирования моральных норм. Фактически это вопрос о возможных способах установления моральных норм или прояснения уже имеющейся моральной нормативности. Именно на этом этапе с очевидностью возникает вопрос о разногласиях в моральных теориях: следует ли обращаться к метафизике для того, чтобы установить нормы? диктуются ли нормы метафизикой, лежащей в основаниях разных типов мировоззрений, или же нормы устанавливаются конвенционально на уровне авторитетов и потом выносятся в общество? возможно ли согласование норм среди представителей разных типов мировоззрений? Участники проекта исходят из того, что ответы на эти важнейшие вопросы теории морали следует искать в связи метафизики зла и нормативного уровня моральных теорий. Актуальность данного проекта связана с тем, что будет предложено объяснение перехода от метафизики к моральным теориям, что может прояснить онтологические основания последних. Дело в том, что в современной культуре имеет место определенная онтологизация феномена зла, которая ведет к размыванию традиционных основ культуры, легитимации различных проявлений зла и отказу от классических ценностей. При этом в современной этике не только не предложено объяснения указанного перехода, но и не раскрыта скрытая апология феномена зла в современной культуре, что говорит о научной новизне предлагаемого подхода. Внимание участников проекта будет обращено на связь метафизики и возможных способов построения нормативности. Предполагаемое исследование будет носить междисциплинарный характер и строиться на стыке истории философии, философии религии и этики.

Ожидаемые результаты
В рамках проекта будут: 1) проанализированы различные онтологические модели злого и, соответственно, различные концепции феномена зла (проявления зла в действительности); 2) изучены и представлены русскоязычному читателю важнейшие классические и современные интерпретации указанного феномена в разных предметных сферах: этике, философии религии, истории философии; 3) рассмотрены переходы от метафизики зла к моральным теориям: их сильные и проблемные стороны; 4) представлены основания, лежащие в способах решения конфликтов, связанных с феноменом зла, в различных мировоззрениях: религиозном и светском; 5) наконец, феномен зла будет исследован в аспекте того изменения, которое вносит признание действительности зла: насколько этично построение теодицей и защит. Значимость проекта связана с тем, что его результаты существенно обогатят отечественную науку в отношении указанных вопросов. Результаты могут быть использованы в учебных целях: при составлении учебно-методических программ и лекций. Кроме того, реализация проекта позволит, с одной стороны, актуализировать в российском научном пространстве современные теоретические наработки западных коллег в соответствующей области, а с другой — сформулировать свой собственный взгляд на проблему, исходя из особенностей отечественной культуры. В исследовании будут проанализированы ответы на феномен зла в разных типах мировоззрений, следовательно, его результаты могут оказать позитивное влияние в плане обоснования тех традиционных ценностей, которые связаны с классической культурой. Анализ перехода от феномена зла к моральным нормам может быть востребован теми этиками, которые работают в области прикладной этики. В рамках реализации проекта запланированы: • публикация 26 статей (из них не менее 8 в журналах, индексируемых базами данных Web of Science или Scopus); • проведение конференции; • привлечение общественного внимания к проекту и научным результатам, которые будут получены через публичные лекции, выступления на радио; • распространение информации о проекте и его результатах в Интернет пространстве; • публикация коллективной монографии, обобщающей результаты исследования.


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2019 году
I. Описание выполненных в отчетном году работ. В рамках проекта «Феномен зла: от метафизики к теориям морали» коллектив авторов полностью выполнил план работ, намеченных на 2019 г. В частности, был изучен большой массив научной литературы по теме проекта, написаны 7 статей, из которых 2 опубликованы и 5 находятся в печати в отечественных научных журналах (из них 1 входит в Web of Science, 1 в Scopus, 5 в РИНЦ). Идет работа над новыми статьями согласно общему плану, подготавливается заявленная в плане конференция, которая будет проведена в 2020 г., идут переговоры с предполагаемыми участниками. II. Описание полученных в отчетном году научных результатов. В результате исследования эпистемического противоречия между привационной теодицеей и логической формулировкой проблемы зла в аналитической философии религии установлено следующее. (1) Отрицание в привационной теодицее самого феномена зла и всяческое его установление как факта окружающей действительности в любой из формулировок проблемы зла объясняется тем, что они представляют собой различные доксастические практики, более того — доксастические практики, обеспечивающие функционирование разных мировоззрений. (2) Проблема зла, рассмотренная как доксастическая практика, относится к такому типу мировоззрения, как светский гуманизм. (3) Доксастические практики, обеспечивающие работу логической версии проблемы зла и привационной теодицеи, основываются на совершенно различном эпистемическом отношении к добру и злу. (4) Между благом и злом имеется эпистемический разрыв, фундирующий метафизическое различие между добром и злом. В рамках исследования феномена зла в рамках метафизики сущности достигнуты следующие результаты. (1) Показано, что в рамках метафизики сущности (или метафизики блага), характерной для античной и средневековой философии, понятие зла осмыслялось как умаление или лишенность блага, т.е. разрушение сущности, в конечном итоге — как не-сущее. (2) Выявлено, что представление о зле как о лишенности блага становится неудовлетворительным в Новое время, поскольку добро и зло начинаются рассматриваться как относительные понятия, не существующие по природе, что впоследствии дает основание их попросту отвергнуть. (3) Такое переосмысление концепций добра и зла, как установлено, привело к постановке проблемы теодицеи: несмотря на то, что феномен зла обсуждался уже в ранних философских текстах, только в Новое время он стал рассматриваться как возражение против существования Бога. Вследствие этого многие современные исследователи ошибочно сводят проблему зла к проблеме теодицеи. В результате исследования понятий зла и божественных обязательств, которые лежат в основе атеистических аргументов от зла, разработанных Дж. Мэки и У. Роу показано следующее. (1) Несмотря на то, что с формальной точки зрения логический и индуктивный аргументы от зла относятся к различным типам аргументов от зла, в их основе лежат сходные представления как о природе зла, так и об обязательствах Бога по отношению к своему творению. (2) Выявлено, что атеистические аргументы от зла предполагают, с одной стороны, квази-дуалистическое представление о природе зла, согласно которому зло является абсолютной противоположностью блага, с другой — подчиненность Бога этике благополучия, подразумевающей заботу о благополучии всех рациональных и способных к страданию существ в качестве безусловного долга. (3) Аргументы от зла предполагают истинность морального реализма, который сталкивается со значительными трудностями в обосновании существования объективных блага и зла. В исследовании понятия "картезианского блага" в составе атеистический критики от зла выявлено, что (1) надежность способности к соизмерению оснований в пользу действия в какой бы то ни было сфере деятельности зависит от степени практического доступа к данным основаниям, где под практическим доступом подразумевается возможность реализовать действия, которые диктуются данными основаниями. Показано, что (2) радикальное ограничение практического доступа к возможным основаниям Бога может рассматриваться как свидетельство в пользу ненадежности нашей способности соизмерять основания в пользу этих действий согласно принципу экспертизы. Если же соответствующие оценки не являются надежными, то суждения о том, что некоторое зло в мире дает совершенные основания для вмешательства Бога, также не являются надежными. В таком случае зло не может быть свидетельством против существования всеблагого Бога. В рамках исследования борьбы секулярной и религиозной мысли в русской философии конца XIX в. установлено, что (2) этические построения идеологов народничества — в первую очередь П.Л. Лаврова, а затем и Н.И. Кареева — представляли собой новый для отечественной философской культуры способ обоснования нравственной философии, свободный от метафизических и теистических установок. Показано, что (2) ключевое значение здесь имела попытка психологистического обоснования нравственности через апелляцию к психологической достоверности нравственных феноменов. Доказано, что (3) психологистические тенденции в этике Лаврова и Кареева характеризуются произвольностью выделяемых нравственных категорий, эклектичностью, противоречивостью аргументации, представляя собой свидетельство тех затруднений и тупиков, в которых оказались представители отечественной философской мысли XIX века, ищущие возможности «атеистического» основания нравственности. В результате анализа полемики Достоевского с Кантом по поводу возможного объяснения зла показано, что (1) зло невозможно объяснять посредством морально-теологического аргумента; (2) необходимое моральному сознанию объяснение зла не может быть обеспечено изнутри (господствующей) метафизики Нового времени, основанной на принципах объективности и автономии; (3) сочетание потребности в объяснении зла с осознанием невозможности его объяснения порождает репрессивную картину «многоэтажного человечества» (утопия Великого Инквизитора). Выявлено, что (4) выход из сложившейся ситуации следует искать в отказе от метафизики Нового времени, в рамках которой идеи Бога, бессмертия и свободы ставятся в зависимость от принципа практического разума. В результате анализа основных понятий в прагматическом аргументе М.М. Адамс, установлено, что (1) в прагматическом аргументе М.М. Адамс присутствует недостающий концептуальный элемент, который был обозначен как «опыт осознания зла»; (2) прагматический аргумент М.М. Адамс концептуально ошибочен. (3) Предложено возможное исправление этой ошибки. Помимо этого, были отчетливо артикулированы основные мотивации для принятия аргумента М.М. Адамс: он имеет силу для оптимистов и реалистов (тех, кто имеют опыт осознания зла), считающих, что личность важна и что человеческая жизнь имеет глубокий субъективный и объективный смысл.

 

Публикации

1. Гагинский А.М. Онтологический статус зла и метафизика сущности Христианское чтение, Христианское чтение. СПб., 2019. № 5. С. 137-150 (год публикации - 2019).

2. Гаспаров И.Г. Зло и атеизм Философский журнал, Философский журнал. 2020. №1. (год публикации - 2020).

3. Карпов К.В. Феномен зла: эпистемическое различие между добром и злом Христианское чтение, Христианское чтение. 2019. № 5ю С. 151-160. (год публикации - 2019).

4. Мишура А.С. Картезианская благость и проблема зла Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. Религиоведение., Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. Религиоведение. 2019. № 86. С. 31-49. (год публикации - 2019).

5. Сидорин В.В. Секуляризация этики в философии русского народничества: искушение психологизмом Полилог/Polylogos, Полилог. 2019. № 4. (год публикации - 2019).

6. Скоморохов А.В. Проблема объяснения зла: от Канта к Достоевскому Философия и общество, Философия и общество. 2019. № 4 (93). (год публикации - 2019).

7. Фауль Б.В. Ужасное зло и существование Бога в работах М.М. Адамс Христианское чтение, Христианское чтение. 2019. №6. С. 168-177. (год публикации - 2019).


Аннотация результатов, полученных в 2020 году
I. Описание выполненных в отчетном году работ. В рамках проекта "Феномен зла: от метафизики к теориям морали" коллектив авторов полностью выполнил план работ, намеченный на 2020 г. Подготовлены 12 статей, из которых 4 опубликованы и 7 находятся в печати в отечественных научных журналах, 1 находится в печати в иностранном научном журнале. Из подготовленных статей 6 будут проиндексированы в Web of Science и Scopus, 1 в Scopus, 5 в РИНЦ. Был проведен конкурс для участия в конференции "Феномен зла: метафизика, теодицея, мораль", составлена программа конференции, с которой можно ознакомиться по ссылке (https://iphras.ru/fenomen_zla.htm). II. Описание полученных в отчетном году научных результатов. В результате исследования моральной критики теодицеи установлено, что 1) необходимо различать а) теодицею блага и теодицею справедливости, б) теоретико-объяснительную и экзистенциальную функции теодицеи; 2) теоретико-объяснительная функция имплицитно присутствует в экзистенциальной функции теодицеи, поэтому 3) моральная критика может касаться разных объяснительных моделей. 4) Сформулированы сильное (теодицея в силу морального контраргумента должна быть оставлена) и слабое (теодицея должна учитывать моральные контраргумент в части теоретико-обосновательной ее функции) моральные требования для теодицеи. 5) Показано, что сильное требование в силу своей всеобщности невозможно применить, 6) слабая версия морального требования должна приниматься в расчет при построении теодицей и защит. В результате исследования роли привационной трактовки зла в теистическом мировоззрении показано, что 1) современное понимание "блага" и "зла" ставит совершенно иную проблему зла по сравнению с традиционной ее версией; 2) привационная трактовка зла в том виде, в каком она представлена в текстах Августина и Фомы Аквинского выполняла функцию метафизического базиса теодицей, но никак не являлась самостоятельным объяснением наличия зла или, тем более, объяснением того, имеются ли у Бога моральные основания попускать зло. 3) Установлено, что привационная трактовка зла может занять место в современной дискуссии по проблеме зла именно в качестве метафизического фундамента. В результате исследования основных позиций сторонних теодицеи и антитеодицеи 1) предложены основные контуры "метатеодицеи"; основываясь на логике возникновения теодицеи показано, что 2) метатеодицея потенциально может лучше справляться с атеистической критикой, нежели традиционные подходы, поскольку в задачи метатеодицеи входит прояснение той интеллектуальной ситуации, когда вопрос о страдании человека и молчании Бога вообще становится осмысленным, то есть сторонник метатеодицеи разрабатывает "взгляд со стороны", тем самым способствуя более продуктивному анализу всего комплекса проблем, задействованных в проблеме зла. В результате исследования "гильотины Юма", согласно которой вывод из высказываний о сущем (о положении дел) моральных пропозиций (о том, как следует поступать) является логической ошибкой, показано, что 1) если «гильотина Юма» и ее последующая адаптация в метаэтике предполагает онтологию атомарных фактов, то при пересмотре онтологической модели разделение сущего и должного, на котором выстроена "гильотина" окажется проблематичным; 2) "гильотина Юма" является псевдопроблемой, так как она работает только в рамках редукционистской методологии, когда моральное суждение деконтекстуализируется и распадается на атомарные составляющие, из которых ничего логически не выводится. 3) Предложен более корректный подход к данной проблеме, который показал, что сущее и должное следует различать, но нельзя разделять. Преимущество данного подхода заключается в том, что он позволяет положить в основу моралистического учения понятие “благо”. В результате исследования проблемы совместимости божественного атрибута простоты с наличием зла в сотворенном и управляемом Богом мире показано, что 1) традиционные решения этой проблемы (томизм и молинизм) не способны предложить адекватное решение этой проблемы в силу того, что в них утверждаются реальное различие либо внутри божественной воли, либо внутри божественного знания; 2) предложена альтернатива этим направлениям — аретический подход к пониманию божественного первоначала. 3) Продемонстрировано, что центральная идея этого подхода должна состоять в том, чтобы осмыслить божественное начало в качестве единого и абсолютно простого источника свойств. 4) Показано, что аретический подход позволяет прояснить некоторые важные аспекты классического теизма. А) Он показывает, каким образом Бог может быть самой любовью, праведностью, мудростью, всемогуществом, но в то же время не отождествляться с абстрактным свойством. Б) Он позволяет мыслить божественный промысел не по модели интеракции между божеством и миром, а иерархически. В) аретический подход объясняет, каким образом Бог, не являясь личностью в смысле субъекта ментальных свойств, может быть источником личностных свойств в сотворенных им сущностях. 5) Продемонстрировано, что так как аретический подход отвергает неквалифицированное отождествление Бога с личностью, он избегает возникновения проблемы зла в форме, характерной для современной философской теологии и философии религии. В результате исследования апологий от свободной воли, предложенных А. Плантингой и Р. Суинберном, показаны основные предпосылки, разделяемые как атеистическими аргументами, так и современными апологиями от свободной воли. Это а) антропоморфная модель божества, в которой Бог мыслится как индивид среди прочих индивидов, б) попытка дать оценку тому, каким бы был наш мир, если бы он был создан таким индивидом. 3) Продемонстрировано, что классический теизм не разделяет подобной антропоморфной модели божества. Более того, в концепциях классического теизма отвергается также неподчиненность свободной воли Богу как высшему благу, а напротив предполагается, что свободное решение изначально является возможностью добровольного согласия человека с вложенным в него стремлением к Богу как высшему благу. В результате анализа метаэтических оснований аргументов от зла показано, что 1) в онтологии морали аргументы от зла предполагают метаэтический реализм, поскольку именно реализм дает возможность говорить об истинности посылок данных аргументов в релевантном смысле; 2) оптимальной для построения аргументов от зла формой реализма является метаэтический ноннатурализм; 3) аргументы от зла исключают скептицизм в моральной эпистемологии; 4) когерентистские эпистемологические стратегии позволяют использовать аргументы от зла, однако нуждаются в дополнениях, поскольку не включают доводов в пользу невозможности пересмотра истинностного значения убеждений в существовании бессмысленного и чудовищного зла; 5) напротив, интуиционизм в моральной эпистемологии дает адекватное объяснение проблемам, с которыми сталкиваются теистические ответы на проблему зла, объясняя феноменальную очевидность зла; 6) в области моральной психологии аргументы от зла предполагают экстернализм в отношении связи моральных суждений и мотивов в пользу действия, поскольку включают в свой состав атрибут совершенной благости Бога; 7) валидность аргумента от зла предполагает необходимую связь моральных оснований и мотивов, поскольку в противном случае аргументы от зла могут быть опровергнуты контрпримерами. В результате исследования исторической и концептуальной взаимосвязи классического теизма и либертарианских теорий свободы воли установлено, что 1) впервые понятие классического теизма было введено в научный оборот сторонником процесс-теологии Ч. Хартсхорном в середине XX в. с целью критики европейской философской и богословской традиции; 2) либертарианство имеет преимущества перед компатибилизмом в контексте проблемы зла и концепции посмертных воздаяний; 3) попытки непротиворечиво связать классический теизм и либертарианство также сталкиваются с рядом затруднений. Ответ на проблему зла предполагает утверждение предельной ценности либертарианской свободы воли. Однако эта ценность может быть поставлена под сомнение через экспликацию противоречий, которые имеют место между представлениями о божественных совершенствах и либертарианскими условиями свободы. В результате анализа этических представлений русских марксистов первой четверти XX в. в связи с проблемой зла показано, что 1) ключевую роль в этих поисках играли идеи А. Богданова, Л. Аксельрода и А. Луначарского. 2) Акскельрод стремился, в отличие от Богданова, защитить и обосновать универсалистское понимание морали. Однако он столкнулся с трудностью согласования такового понимания морали с основными положениями исторического материализма. 3) Установлено, что Луначарский, пытаясь примирить позицию о самодостаточности марксистского мировоззрения с очевидным чувством необходимости его «этического дополнения», осуществлял свои поиски в своеобразном отождествлении этического и эстетического; 4) причина указанных разночтений в марксистской этике кроется не только в разностороннем влиянии Гегеля и Фейербаха, но и в осмыслении положения о диалектическом единстве свободы и необходимости, в проблемном соотношении классового и общеисторического подхода. В результате анализа попыток исторического материализма (на работах К. Форлендера, К. Шмидта, Л. Вольтманна, Э. Бернштейна) в обосновании теории морали установлено, что 1) эти попытки осуществлялись в контексте дискуссий о необходимости и возможности представить моральную теорию, дополняющую социалистическую социальную и политическую философию и, вместе с тем, противостоящую прежней «метафизике нравов» и теистическим обоснованиям нравственности; 2) неокантианское движение в социализме, обычно связываемое со стремлением обосновать социалистический идеал с помощью концептов и принципов кантианской этики, в действительности было гораздо шире и включало в себя попытки использования для «философии социализма» и теории познания, и философско-исторические и социально-философские воззрения немецкого мыслителя, и общий критический пафос его творческого наследия. В результате исследования классического порадокса теории морали (порочная добродетель) показан переход от него к проблеме онтологизации зла в современной культуре. Исследованы возможные пути разрешения конфликта морального сознания, устремленного к идеалу целостности, и теории морали, закрепляющей неполноту и раздробленность, в границах логики мысли Нового времени — в частности, постулирование сверхморальной (религиозной) перспективы в этике И. Канта. Показано, что а) проблема оправдания морали не может быть разрешена в рамках логики мысли, определенной принципами автономии и объективности, б) невозможность оправдания морали порождает с необходимостью процесс онтологизации зла. Выявлены две рядоположенные этические стратегии в ситуации онтологизации зла — этика жалости к слабому человеку и этика «воли-к-власти» — определяющие трансформацию образов добра и зла в современном искусстве (культуре в целом). В результате исследования двух теодицей, предложенных С. Лебенсом и Т. Гольдтшмидтом ("Абсолютное-Прощение" и "Нет-Больше-Зла"), установлено, что 1) в их основе лежит метафизическая модель, обосновывающая саму логическую возможность этих теодицей. Данная модель носит название "теория изменения сцены". 2) Показано, что эта модель предполагает истинность "светлячковой теории" времени, а также существование второго временного измерения — "гипервремени", для которого истинна теория "презентизма". 3) Предложены два вида критики !теории изменения сцены!; а) первая из них строится на демонстрации теоретических несовершенств метафизической модели с точки зрения метафилософского анализа; б) вторая критика показывает, что из рассматриваемых теодицей следует, что зло, существующее в мире, не является необходимым. 4) Установлено, что рассматриваемые теодицеи несовместимы с представлением о благости Бога.

 

Публикации

1. Гагинский А.М. “Гильотина Юма” как псевдопроблема Этическая мысль, - (год публикации - 2021).

2. Гагинский А.М. Пролегомены к метатеодицее Философский журнал, Т. 13. No 3. С. 67–81 (год публикации - 2020).

3. Гаспаров И.Г. Классический теизм и отношение Бога ко греху Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. Религиоведение., Вып. 91. С. 87–106 (год публикации - 2020).

4. Гаспаров И.Г. Зло и свободная воля Философия. Журнал Высшей школы экономики, - (год публикации - 2020).

5. Карпов К.В. Привационная трактовка зла в религиозном и натуралистическом мировоззрениях Христианское чтение, 2020. № 6 (год публикации - 2020).

6. Карпов К.В. Теодицея как этическая проблема Философский журнал, Т. 13. No 2. С. 35–48 (год публикации - 2020).

7. Мишура А.С. Метаэтические основания аргументов от зла Философский журнал, - (год публикации - 2021).

8. Мишура А.С. Либертарианство и классический теизм: к вопросу о взаимосвязи концепций Философия религии: аналитические исследования, - (год публикации - 2020).

9. Сидорин В.В. Ethical Concepts in Russian Marxism of the First Quarter of the Twentieth Century: A. Bogdanov, L. Aksel’rod, A. Lunacharskii Studies in East European Thought, - (год публикации - 2021).

10. Сидорин В.В. Маркс и Кант: исторический материализм в поисках теории морали Общественные науки и современность, - (год публикации - 2021).

11. Скоморохов А.В. Парадоксы теории морали и онтологизация зла в культуре: логика взаимосвязи Философия и общество, - (год публикации - 2021).

12. Фауль Б.В. Can God Promise Us a New Past? A Response to Lebens and Goldschmidt Open Theology, 2020; 6: 167–174 (год публикации - 2020).