КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 20-18-00161

НазваниеАлексиус Майнонг и австрийская философия XIX-нач. XX вв.: основные идеи и позднесхоластические корни

РуководительВдовина Галина Владимировна, Доктор философских наук

Организация финансирования, регионФедеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт философии Российской академии наук, г Москва

Годы выполнения при поддержке РНФ 2020 - 2022 

КонкурсКонкурс 2020 года «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами»

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-205 - История философии

Ключевые словаАлексиус Майнонг, Франц Брентано, школа Брентано, австрийская философия, постсредневековая схоластика, интенциональность, теория объектов, теория отношений, объективная истина, интенционально-объектная онтология.

Код ГРНТИ02.91.00


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
Австрийская философия XIX-нач. XX вв. представляет собой одно из самых ярких и важных явлений в новоевропейской философии. Именно здесь, и в первую очередь у Ф. Брентано и в школе Брентано, разрабатываются основные идеи, давшие начало будущей феноменологии, аналитической философии, формальной онтологии, некоторым направлениям психологии. В мировой историко-философской науке австрийская философия указанного периода изучается весьма интенсивно, в том числе философия Алексиуса Майнонга - создателя альтернативного, в сравнении с гуссерлевской феноменологией, направления развития первоначальных идей брентановской школы. Тем не менее, пока не приходится говорить о том, что явление австорийской философии вообще и брентановской школы в частности изучено досконально. Остается насущной проблема вычленения ее базовых идей, их взаимной корреляции у разных представителей брентановской школы и ее встраивания в контекст современного ей и последующего развития философии. Эта проблема - первая из тех, на решение которых направлен наш проект. С этой первой проблемой тесно связана вторая. Одна из самых больших загадок в истории философии XIX-начала XX вв. состоит в следующем: всем известно, что Франц Брентано заимствовал из схоластики понятие интенциональности и целый ряд сопутствующих идей, но никто не знает, у кого именно или у какого направления схоластической философии он их заимствовал и передал своим ученикам, включая Алексиуса Майнонга. Попытки найти корни брентановской и майнонгианской философии у Фомы Аквинского показали, что считать Аквината предтечей австрийской философии невозможно без явных натяжек. Отсюда - укоренившийся в мировой историко-философской науке штамп, согласно которому Брентано и его школа заимствовали схоластические термины, но наполнили их новым содержанием, которого схоластика не знала. Предлагаемый проект нацелен на то, чтобы наконец разрешить эту проблему и выявить ту конкретную, ограниченную определенными пространственными и временными рамками часть схоластической традиции, в которой берет начало австрийская интенциональная философия. При этом упор в исследовании планируется сделать на теорию предметов Алексиуса Майнонга. Теория предметов Алексиуса Майнонга сформировалась в ходе продолжительных дискуссий среди учеников Брентано о понятии и структуре интенционального акта и является одним из главных достижений австрийской философии конца XIX - начала XX века. Ее имманентная ценность заключается в глубоком и точном анализе мыслительной деятельности по категоризации и объективации реальности. Впоследствии эта теория повлияла на становление и развитие аналитической философии. В середине XX века в русле аналитической философии начала формироваться реалистская философская традиция, основывающаяся на идеях Майнонга и австрийской традиции. Сначала эта инициатива предполагала лишь возрождение и интерпретацию майнонговской концепции (Дж. Финдли), а уже позднее формирование собственных концепций на основе его теории (Т. Парсонс, Р. Роутли) и теории его ученика Эрнста Малли (Э. Залта). Таким образом, те проблемы и подходы, которые были предложены в рамках австрийской философской традиции, продолжают быть актуальными и в современных философских дискуссиях; глубокое понимание этих дискуссий и тех идей, вокруг которых они ведутся, невозможно без исследования их ближайших истоков. А то обстоятельство, что в России не только философия Майнонга, но даже мысль самого Брентано представлена крайне скудно, придает проблеме концептуального анализа брентановской традиции дополнительную актуальность. Установление конкретного источника идей австрийской интенциональной философии - давно назревшая проблема. Ее решение, во-первых, устраняет разрыв между двумя мощными историко-философскими традициями - поздне- и постсредневековой схоластикой и новейшей австрийской интенциональной философией, давшей начало феноменологии, теории предметов и некоторым логическим школам. Во-вторых, преодоление этого разрыва не только возвращает историко-философскому процессу цельность и непрерывность на данном отрезке, но и значительно расширяет наши возможности углубленного понимания концепций Майнонга и самого Брентано, а также тех концепций и идей сегодняшней философии, которые выстраиваются вокруг центральной идеи интенциональности. В-третьих, верно и обратное: раскрывая действительную роль позднесхоластической традиции в генезисе значительной части современной философии, мы открываем для себя, для использования в нашей философской работе, исключительное богатство схоластики и содействуем избавлению от просвещенческих мифов, несправедливо принижающих ее философские достижения. В самом деле, стандартный нарратив о начале современной философии гласит, что она начинается с Просвещения, критической философии Канта и философии немецкого идеализма. При этом чаще всего философия немецкого идеализма представляется как "кардинальное обновление" философской мысли, как "новая классика", а Просвещение - как радикальный разрыв, завершающий прежнюю традицию, в том числе различные формы школьной перипатетической философии. Как одна из форм современной философии, австрийская философия конца XIX - начала XX в. до некоторой степени также зависит от немецкой классической философии, по крайней мере, от трансцендентального идеализма Канта, но, в отличие от параллельно хронологически развертывавшейся и конкурировавшей с ней влиятельной философии неокантианства, философия Брентано и его учеников продолжала исследовать философские темы и ставить философские вопросы, изначально принадлежавшие существенно иной, не идеалистической традиции. Иными словами, наш проект позволяет поставить под вопрос глубину и радикальность предполагаемой в обычном историко-философском нарративе цезуры в европейской философской традиции, связываемой с началом современной философии. Выясняя, что именно из поздней схоластики XVII в. концептуально продолжают в своих теориях австрийские философы, мы тем самым указываем на возможную альтернативность или множественность историко-философских способов понимать само "начало современной философии".

Ожидаемые результаты
По итогам выполнения проекта ожидается достижение следующих результатов: 1) прояснение фундаментальных понятий австрийской философии XIX-нач. XX вв. в динамике их формирования и в соотнесении с различными авторами брентановской школы, в первую очередь А. Майнонга. Имеются в виду понятия интенциональности, интенционального акта и его структуры, отношения и типологии отношений, реального и идеального бытия, внебытия, внешнего и внутреннего объекта и объективов, объектного ("объективного" ) бытия и т.д.; 2) установление конкретных связей между австрийской философией школы Брентано и последующим развитием философии в XX-XXI вв..; 3) идентификация корней философии брентановской школы и предшествовавшей ей философии Б. Больцано в позднесхоластической традиции (в онтологии и когнитивных теориях схоластов XVII в.); 4) содержательный сравнительный анализ позднесхоластической и ранней австрийской философий в фундаментально значимых пунктах и благодаря этому восстановление целостности историко-философского процесса, преодоление разрыва между философией XVII -XVIII вв. и философией новейшего времени. Пункты 1 - 2 актуальны для российской историко-философской науки, где до сих пор школа Брентано исследовалась крайне фрагментарно. Пункты 3 - 4 актуальны для мировой науки; достижение запланированных результатов стало бы для нее прорывом, выходом из тупика, в который неизбежно заводят идущие в последние десятилетия поиски истоков новейшей интенциональной философии у Аквината и схоластов конца XIII в. Научная значимость искомых результатов заключается в следующем: 1) введение (на высоком теоретическом уровне) в российское научное пространство персоналий и концепций, весьма важных как с теоретической, так и с исторической точек зрения; 2) преодоление искажающей перспективы, в которой обычно рассматривается позднесхоластическая мысль; демонстрация ее философского потенциала и фундаментального значения для ранних этапов новейшей интенциональной философии; 3) заполнение существенных лакун в мировой историко-философскоой науке; 4) решение актуальной проблемы истоков крупнейших философских течений XX-XXI вв. Дополнительным результатом должен стать комментированный перевод важнейших текстов-источников с немецкого и латинского языков.


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2020 году
Краткое описание работ и научных результатов За первый год выполнения проекта были написаны и опубликованы / приняты к публикации пять научных статей, из них две приняты в журналы, входящие в первый квартиль базы Scopus. Цель исследований в текущем году заключалась в том, чтобы выделить основные понятия интенциональной философии и рассмотреть этапы их формирования на двух полюсах: на полюсе схоластики (средневековой и барочной) и на полюсе философии брентановской школы, прежде всего у А. Майнонга. Это создало основу для последующего содержательного сближения двух традиций и анализа их сходств и различий. К первому полюсу исследований относятся статьи: «Интенциональность в средневековой и барочной схоластике» (Г.В. Вдовина) и «Формирование онтологического понятия ‘статуса вещей' в метафизике и теологии иезуитов конца XVI – первой половины XVII вв.» (В.Л. Иванов). Данные исследования показали, что в XIII–XIV вв. терминология и понятийность интенциональности формировались в связи с потребностями тринитарной теологии и теологии творения, лишь во вторую очередь спускаясь на философский уровень. Тем не менее, уже в это время были сформулированы основные вопросы, которыми будет заниматься современная интенциональная философия. Слабо изученный период от второй половины XIV в. до конца XVI в. отмечен повышенным интересом к проблемам референции. Третий и наиболее зрелый этап схоластической интенциональности приходится на эпоху барроко: XVII – первая пол. XVIII в. В этот период было сформулировано объемлющее понятие интенциональной жизни, а интенциональная тематика в целом закрепилась в науке о душе, где постепенно приняла вид систематических интенциональных теорий, с которыми и предполагается сопоставить интенциональные концепции австрийской школы. С точки зрения такого сопоставления особый интерес представляет учение о чтойностном статусе вещи, подробно разработанное в середине XVII в. Себастьяном Искьердо. В понятии чтойностного статуса, независимого от познания любым возможным интеллектом, в том числе божественным, можно увидеть непосредственный аналог понятия внебытийности у А. Майнонга. Второй полюс исследований представляют следующие четыре статьи: «Сверхонтология Алексиуса Майнонга: по ту сторону бытия и небытия» и «Проблема интерпретации интенциональности школой Брентано» (Селиверстов В.В.); «Теория отношений Алексиуса Майнонга» и «Обоснование А. Майнонгом учения о предположениях» (Д.Г. Миронов). Первые две статьи анализируют те самые понятия, схоластический этап формирования которых рассматривался выше. Показано, что внебытие как понятие стало объектом исследований сравнительно недавно, и сразу возник конфликт интерпретаций в отношении него. Оно трактовалось то как способ описания онтологического статуса несуществующих предметов, то как базовое свойство всех предметов без исключения. В ходе проведенного исследования были проанализированы аргументы современных интерпретаторов понятия внебытия и предпринята попытка выяснить, какая из интерпретаций является наиболее корректной, т.е. в наибольшей степени соответствует концепции теории предметов самого А. Майнонга. Что касается понятия интенциональности в брентановской школе, то с того момента, как Франц Брентано сформулировал своё определение интенциональности, оно тут же начало трансформироваться и обрастать всё новыми интерпретациями, принадлежащими ученикам Брентано. У интерпретаторов трудов Брентано возник вопрос: состоит ли схема интенциональности исключительно из интенционального акта и предмета, или же в неё входит и содержание представления. Исследование показало, что уже сам Брентано неявно включал содержание в структуру интенционального акта, а его эксплицитное введение нужно искать не только у А. Хёфлера и К. Твардовского, как это было принято считать в течение долгого времени, но уже у Б. Больцано – философа более раннего, чем даже сам Брентано. Вторые две статьи на данном полюсе исследований посвящены структурной роли отношений в онтологии А. Майнонга, а также особой категории психических феноменов, которую Майнонг усматривает в предположениях, или допущениях: актах, подобных актам суждения, но лишенных характерного для суждений момента утверждения данного содержания или согласия с ним. По итогам многостороннего исследования было показано, что теория отношений Майнонга оказала глубокое влияние на формирование и развитие теории предметов, на образование некоторых теорий в рамках школы Брентано, а также на формирование некоторых теорий за пределами школы Брентано, прежде всего в аналитической философии. Невозможность редукции актов предположения к актам представления у Майнонга демонстрируется на примере отрицательных предположений. Ни представления восприятия, ни представления высшего порядка, в отличие от предположений, не способны ухватить отрицательные характеристики предметов. Предложенное поздним Брентано и развитое Марти в ответ на критику Майнонга учение о модусах представления не позволяет без ненужных искусственных усложнений проинтерпретировать такой феномен, как ложь, – в частности, не исключенную для лжеца возможность уверовать в собственную ложь. С учетом специфики актов предположения Майнонг предлагает более простую и естественную интерпретацию феномена лжи. Кроме того, на примерах различных феноменов игры Майнонг показывает, что в актах предположения субъект занимает такую установку, которая позволяет работать с предметами, не данными в опыте. Суммарные итоги первого года выполнения проекта: 1. Описана и проанализирована схоластическая фаза истории понятия интенциональности (Вдовина Г.В.), исследовано понятие «чтойностного статуса вещи» как прообраза майнонгианской внебытийности у барочного схоласта Себастьяна Искьердо (Иванов В.Л.). 2. Исследована фундаментальная концепция отношений в философии А. Майнонга и расширенное (в сравнении с брентановским) учение Майнонга о психических актах, прежде всего об актах предположений (Миронов Д.Г.). 3. Рассмотрена история и структура понятия внебытийности у А. Майнонга; проанализированы трансформации понятия «интенциональность» у А. Майнонга и других учеников Ф. Брентано (Селиверстов В.В.). 4. Проведенные исследования заложили основу для сближения двух ветвей в истории европейской философии: схоластики, с ее учениями об интенциональности и объекте мышления, и австрийской интенцоинальной философии Брентано и его учеников. На этой основе становится возможным приступить к содержательному рассмотрению типологических сходств и различий между обеими традициями. 5. Начаты переводы классических философских текстов по теме проекта.

 

Публикации

1. Вдовина Г.В. ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ И БАРОЧНОЙ СХОЛАСТИКЕ Философский журнал, 2020.Т.13. No 3. С. 23–37 (год публикации - 2020).

2. Иванов В.Л. Формирование онтологического понятия «статуса вещей» в метафизике и теологии иезуитов конца XVI – первой половины XVII вв. Schole, - (год публикации - 2021).

3. Миронов Д.Г. Обоснование А. Майнонгом учения о предположениях История философии, - (год публикации - 2021).

4. Миронов Д.Г. Теория отношений Алексиуса Майнонга Философский журнал, - (год публикации - 2021).

5. Селиверстов В.В. Сверхонтология Алексиуса Майнонга: по ту сторону бытия и небытия Эпистемология и философия науки, - (год публикации - 2021).

6. Селиверстов В.В. ПРОБЛЕМА ИНТЕРПРЕТАЦИИ ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТИ ШКОЛОЙ БРЕНТАНО Философский журнал, - (год публикации - 2021).


Аннотация результатов, полученных в 2021 году
В течение 2021 г. исследовательская группа продолжила работу над проектом по двум направлениям: во-первых, подверглись дальнейшему углубленному анализу основные понятия и положения теории предметов Алексиуса Майнонга в сравнении с концепциями его учеников и последователей; во-вторых, изучались позднесхоластические предшественники интенциональной философии Брентано и Майнонга и было проведено сопоставление ключевых элементов обеих традиций. Первое направление исследования. Известно, что в начальный период Алексиус Майнонг испытывал некоторые сложности с логической проработкой своей теории предметов, из-за чего ему трудно было обосновать, почему в его теории несуществующие вещи, тем не менее, обладают определённого рода существованием. Два различения должны были прояснить этот вопрос. Первое различение – между бытием и так-бытием. Исходно Майнонг использовал понятия «бытие» (Sein) и «так-бытие» (Sosein) для того, чтобы при их помощи определять предметы, обладающие реальным существованием (бытием), и предметы экзистенциально нейтральные (так-бытийствующие). Решение этой проблемы предложил Майнонгу его ученик Эрнст Малли. Оно состояло в том, чтобы перейти от разговора о типах существования к разговору о свойствах предметов. Второе различение проводится между формальными (formal) и внеформальными (außerformal) свойствами. Оба различения составляют существо концепции Э. Малли. Ученик Майнонга уточняет майнонгианское различение бытия и так-бытия, отмечая, что свойства, составляющие так-бытие предмета, являются формальными, а бытие – внеформальными. Майнонг принял это уточнение, но использовал свою терминологию, назвав формальные свойства конституторными (konstitutorisch), а внеформальные – внеконституторными (außerkonstitutorisch) свойствами. Это позволило дать удовлетворительный ответ на вопрос, поставленный Бертраном Расселом и касающийся бытия несуществующих предметов, таких, как круглый квадрат или золотая гора. Указанные положения Майцнонга и Малли были сопоставлены с тезисами Теренса Парсонса, Ричарда Роутли и Эдварда Залты. В итоге удалось выяснить, что теории и различения Парсонса, Роутли и Залты являются оригинальными, сформулированными под влиянием теорий Майнонга и Малли. Парсонс использует только различение Майнонга/Малли, при этом вводит собственные критерии и значительно упрощает саму теорию предметов. Роутли же, наоборот, старается адаптировать структуру теории Майнонга, но само различение, основанное на весьма неоднозначном понятии «характеризация», не только искажает оригинальное различение Майнонга, но является гораздо более уязвимым для критики. Далее, была поставлена задача изучить особенности брентановского подхода к обоснованию семантических свойств языковых выражений, а также сопоставить его с развитием семантических концепций в брентановской школе – у А. Марти, А. Майнонга и Э. Гуссерля. В ходе исследования подробно обсуждался предложенный Марти проект дескриптивного анализа языка. В частности, на примере учения о внутренней форме языка удалось показать, какое влияние дескриптивная психология оказывала на собственно лингвистические исследования. Центральная тема этой части проекта – семантическое учение Майнонга: прояснение специфики функционального подхода Майнонга к языку, реконструкция теории значения и связанной с ней теории референции, интерпретация этих теорий и выявление существенного недостатка семантической доктрины Майнонга. На примере теории значения, предложенной Гуссерлем, демонстрируется, как можно было бы усилить семантическое учение Майнонга. В итоге было установлено, что для представителей школы Брентано определяющую роль в функциональном исследовании природы языка играли коммуникативные факты. Конкретное направление анализа зависело от интерпретации языковых функций: Марти в качестве основной рассматривал функцию воздействия на слушающего, Майнонг и Гуссерль – репрезентативную функцию. Продемонстрировано, что семантическое учение Гуссерля, уточненное в свете позднего проекта генетической феноменологии, дает возможность объяснить, как (семантическое) содержание и определяет, и определяется референтом соответствующего выражения, в силу чего это учение (с позиции выбранных современных семантических теорий) может оцениваться как более универсальное, чем учение Майнонга, в основе которого лежит теория неполных предметов. Второе направление исследования. В рамках гипотезы о позднесхоластических корнях австрийской интенциональной философии был предпринят тщательный анализ понятия трансцендентальной (или объективной) и формальной истины в схоластике XVII в., главным образом у Ф. Суареса и С. Искьердо. Задача заключалась в изучении тех трансформаций, которым подверглось традиционное аристотелевское понятие истины в метафизике и схоластической теологии раннего Нового времени. Удалось показать, что понятие «объективной истины» сформировалось в первую очередь в рамках теологических дискуссий, и основным мотивом для формирования и растущей популярности этого понятия служила необходимость понимания объективного фундамента истины божественного познания обусловленных будущих событий, то есть необходимость решения вопроса о том, что именно верифицирует пропозиции о будущих контингентных событиях, которые являются содержанием «среднего знания» Бога. Иными словами, понятие объективной истины возникает для заполнения зазора между не-реальностью собственного обусловленного бытия будущей контингентной вещи и достоверностью и неизменностью божественного всеведения. Продемонстрирована фундаментальная роль этого понятия в философии и теологии Искьердо, где объективная истина полностью отождествляется с трансцендентальной истиной вещей. Такое отождествление меняет саму форму метафизики, поскольку вместо обсуждения истины как трансцендентального свойства сущего, традиционного для этой науки, отныне в ней обсуждается истина как содержание статусов вещей, которые и образуют объекты метафизики. На основании тщательного изучения источников и научной литературы, а также результатов, достигнутых исполнителями проекта, стало возможным непосредственно приступить к проблеме позднесхоластических истоков и аналогов учений Брентано и Майнонга. Задача формулировалась следующим образом: определить основные позиции по данной проблеме и выявить причины их несостоятельности, а затем предложить собственную гипотезу и привести аргументы в ее пользу. Применительно к теории Брентано кратко сформулированы следующие позиции: 1) гипотеза заимствований у Фомы Аквинского; 2) гипотеза заимствований у Аристотеля; 3) гипотеза заимствований у схоластов XIV в. Показана несостоятельность этих гипотез, каждой на своих основаниях. Первая гипотеза исходит из ложных предпосылок, вторая имеет явно редукционистский характер, третья верно определяет точки сходства между Брентано и схоластами, но недооценивает различия между ними. Наша гипотеза состоит в том, что наиболее точная параллель к брентановскому учению об интенциональности обнаруживается в схоластике раннего Нового времени. Что касается Алексиуса Майнонга, мы намеревались показать, что теория предметов, которая обычно считается нововведением Майнонга, находит параллели в позднесхоластической философии XIV–XVII вв. Эта гипотеза проверяется с двух сторон. Во-первых, мы приводим доводы в пользу того предположения, что Майнонг мог быть осведомлен о схоластических идеях, родственных его собственным. Во-вторых, наша гипотеза рассматривается с точки зрения логики самой проблемы предметности мышления. Для этого мы вычленяем базовые тезисы теории Майнонга, а именно: 1) тезис о чистом предмете и о данности познанию как универсальном свойстве предмета вообще; 2) тезис о необходимости науки, призванной исследовать предмет как таковой; 3) бытие предмета. Способы бытия. Независимость так-бытия от бытия; 4) переход от «третьего вида» бытия к внебытийности; 5) тезис о внутренней структуре так-бытия, о нуклеарных и экстрануклеарных свойствах предмета. Каждый из тезисов сопоставляется с соответствующими элементами позднесхоластического дискурса. Проведенный анализ позволил сделать вывод, что поздняя схоластика представляет собой весьма насыщенное поле интенциональных идей, поисков, догадок и открытий, в отношении к которому мысль Майнонга (а также Брентано и брентановской школы в целом) оказывается вольным или невольным продолжением и развитием.

 

Публикации

1. Вдовина Г.В. БРЕНТАНО И СХОЛАСТИКА: В ПОИСКАХ УТРАЧЕННЫХ ИСТОКОВ Эпистемология и философия науки, - (год публикации - 2022).

2. Вдовина Г.В. Позднесхоластические корни теории предметов Алексиуса Майнонга Философский журнал, - (год публикации - 2022).

3. Иванов В.Л. Объективная, трансцендентальная, формальная истина: вопрос об истине в метафизике и схоластической теологии иезуитов раннего Нового времени Schole, - (год публикации - 2022).

4. Иванов В.Л. С. Искьердо. "Маяк наук", трактат III, диспутация X, вопрос 1. Перевод с латыни. ESSE: Философские и теологические исследования, - (год публикации - 2022).

5. Миронов Д.Г. А. Майнонг. "О предположениях", глава 2 "К вопросу о наиболее характерных способах употребления предложения". Перевод с немецкого. ESSE: Философские и теологические исследования, - (год публикации - 2022).

6. Миронов Д.Г. Семантика и метасемантика в школе Ф. Брентано Вопросы философии, - (год публикации - 2022).

7. Селиверстов В.В. Виды свойств vs типы предикации: проблема различения типов существования в философской традиции А.Майнонга и Э. Малли. Вопросы философии, - (год публикации - 2022).