КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 21-18-00518

НазваниеКИНОАТЛАС СССР: опыт позиционирования многонационального государства

РуководительГоловнев Иван Андреевич, Доктор исторических наук

Организация финансирования, регионФедеральное государственное бюджетное учреждение науки Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук, г Санкт-Петербург

Годы выполнения при поддержке РНФ 2021 - 2023 

КонкурсКонкурс 2021 года «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами»

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-102 - Этнология и антропология

Ключевые словаЭтнографическое кино, визуальная антропология, история СССР

Код ГРНТИ03.61.00


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
В 1920–1930-х гг. в СССР произошла синхронная актуализация самой науки о народах и средств визуализации этих знаний в форме этнографического кино. Квинтэссенцией научно-исследовательских и фильмо-производственных подходов стал не имеющий аналогов в мировой истории проект, запущенный по инициативе ЦК партии – «Киноатлас СССР», нацеленный на создание 150-серийного киноальманаха о народностях и регионах страны. Этнографическая основательность, кинематографическая поэзия и марксистская философия оказались слиты в этом уникальном явлении, природа и свойства которого до сих пор в полной мере не осмыслены. Считается, что визуальная антропология – направление молодое, сформировавшееся сначала в североамериканской науке (в середине XX века), а в последующем – в российской (на рубеже 1980–1990-х гг.). Однако значительные примеры теоретического осмысления роли визуальных (кино- и фото-) технологий и их практического применения в отечественной науке о народах имеют вековую историю. C одной стороны, кинематографический потенциал в научных целях осваивали ученые (В.Г. Богораз, Л.Л. Капица, Н.М. Маторин, Б.М. Соколов, Н.Ф. Яковлев и др.). С другой – на экзотическом этнографическом поле экспериментировали кинематографисты (А.И. Бек-Назаров, Дзига Вертов, М.К. Калатозов, Б.М. Небылицкий, А.М. Роом, Е.И. Свилова, М.Я. Слуцкий, В.Л. Степанов и др.). Складывались и эффективные научно-творческие тандемы (М.С. Андреев – В.А. Ерофеев, В.К. Арсеньев – А.А. Литвинов, Х.Д. Ошаев – Н.А. Лебедев, О.Ю. Шмидт – В.А. Шнейдеров, Н.Ф. Яковлев – А.Н. Терской). Была у этого явления также политическая подоплека – курс национальной политики «коренизации», отвечающий позиции большевистской революционной повестки «о праве наций на самоопределение» – и кинематограф использовался советской властью как эффективное средство для конструирования экранного образа многонациональной, разноукладной, и прогрессивно развивающейся при социализме страны. Восходящий рисунок этого развития пришелся на пятилетку культурной революции (1928–1932), когда и был официально пущен проект «Киноатлас СССР», став сильнейшим импульсом, мобилизовавшим научно-кинематографическое сообщество на совместную деятельность. Ведущие советские киностудии и исследовательские институции развернули соцсоревнование по дальности и длительности киноэкспедиций в различные уголки Союза («В дебрях Уссурийского края», «Неведомая земля (Камчатка)», «Охота и оленеводство в области Коми», «По берегам и островам Баренцева моря», «Соль Сванетии», «Страна гольдов», «Тунгусы», «У берегов Чукотского моря», и др.). Где бы ни рождалась новая национальная республика или область, где бы ни справлялся их юбилей, – там немедленно возникала научно-кинематографическая группа для создания новой серии киноатласа («Биробиджан», «Кабардино-Балкарская область к десятилетию Октября», «На родине Калевалы», «Страна Нахчо», «Праздник Тувы», «Шестая часть мира» и др.). Известно, что кинематограф воздействовал на аудиторию значительно сильнее, чем любое другое СМИ. Потому серии, снятые на Дальнем Востоке, Кавказе, в Сибири, становились в буквальном смысле открытием окраин страны для населения столиц и центральных областей, и наоборот, – кино-путешествие являлось для многих жителей отдаленных регионов единственной возможностью увидеть «большую землю». Живые экранные образы поддерживали идеологическое вдохновение и создавали ощущение сопричастности граждан страны единому делу построения новой жизни по всему Союзу. В условиях плавающего политического курса в СССР проект не был завершен, и потому рассредоточенные по различным архивам страницы «Киноатласа» нуждаются в поиске, собирании, анализе, обобщении и введении в научный оборот. Этой масштабной работе и посвящен настоящий исследовательский проект. Первая проектная гипотеза заключается в апробации положения о том, что в 1920–1930-х гг. в российской среде сформировалось самобытное ("почвенное") направление этнографического кино, выразившееся в палитре теоретических и практических опытов, каждый из которых на «крупном плане» отражал специфику поиска матрицы «марксистской этно-фильмы» (термин В.Г. Богораза). Гипотеза вторая: на «общем плане» – эти примеры, собранные воедино, действительно образуют большой этно-географический киноатлас, на страницах которого запечатлены разножанровые образы научно-творческого и идеологического позиционирования многонациональной Страны Советов в мире. Материалы «Киноатласа СССР» содержат двойное научное открытие. С одной стороны, эти архивные документы представляют собой корпус неизученных исследовательских источников для широкого спектра гуманитарных дисциплин (отечественная история, визуальная антропология, этнография). С другой, – содержат подробные теоретические, практические и методические рекомендации по созданию этнографических фильмов, формам взаимодействия этнографов с кинематографистами и форматам презентации научных знаний, востребованные в современной киноисследовательской деятельности. Заявляемый проект, наряду с традиционными формами изучения и популяризации материалов, предполагает и новаторские – исследовательскую и визуальную "реконструкцию" советского киноатласа в современном мультимедийном приложении – для применения в образовательных курсах по этнологии, истории и визуальной антропологии, научных презентациях, музейных экспозициях и других гуманитарных программах.

Ожидаемые результаты
Ожидаемый результат проекта — выверенная на возможно полной источниковой базе (архивные материалы, исторические и современные исследования) и убедительно проиллюстрированная (фото-, кинодокументы) композиция самобытного ("почвенного") развития российской визуальной этнографии в начале XX столетия, а также опыта соединения научно-творческих ресурсов для позиционирования СССР как многонационального государства. В проекте будет выстроен свод практических и теоретических разработок ученых и кинематографистов в направлении этнографического кино, открывающий современным исследователям незаслуженно списанные в архив методики фиксации и популяризации научных знаний. Новизной проекта явится также анализ сопоставимых отечественных и зарубежных опытов, выявление их общих и особенных черт, связанных с историческими и современными тенденциями в развитии науки в разных странах. Научная значимость проекта заключается во введении в научный оборот пласта уникальных исторических источников – оцифрованных архивов проекта "Киноатлас СССР". Разрозненные материалы советского "Киноатласа" будут впервые собраны воедино и проанализированы в социокультурном и идеологическом контексте своего времени, а также осмыслены как феномен визуальной самопрезентации СССР внутри страны и за рубежом. Тема проекта охватывает множество актуальных и даже злободневных сюжетов: медийной презентации этничности и идентичности, межэтнического взаимодействия и популяризации культурного наследия, гармонизации межнациональных отношений. В процессе реализации проекта будут проведены исследовательские работы в российских и зарубежных архивах и музеях. Презентации проектных матералов пройдут на научных конгрессах, конференциях и кинофестивалях российского и международного уровня. По результатам проекта планируется выпуск не менее 20 публикации в ведущих российских и зарубежных журналах по истории, этнографии и визуальной антропологии (из которых 11 - в изданиях, индексируемых в базах данных WoS или SCOPUS (включая 5 публикаций в журналах, входящих в Q1). Значимым итогом проекта станет создание пополняемого Интернет-канала “Киноатлас СССР”, на котором будут размещены сами фильмы, аннотации и тексты титров к ним; а также мультимедийного приложения (на электронном носителе) - интерактивной карты СССР с возможностью активации архивных киноматериалов по отдельным регионам, и включения тематической текстовой информацией (на русском и английском языках). Материалы проекта будут востребованы в научно-методической деятельности учреждений науки, образования, культуры, а результаты могут быть использованы административными структурами субъектов Российской Федерации для разработки стратегии развития регионов в сфере миграций, этнонациональной и конфессиональной политики, обеспечения безопасности в области межнациональных отношений, решении вопросов сохранения и популяризации историко-культурного наследия. Отдельные аспекты проекта могут быть учтены в фундаментальных программах по противодействию терроризму и ксенофобии. Результаты проектных работ могут иметь и коммерческую реализацию: при внедрении их в практику использования культурного наследия, индустрию туризма, разработку имиджевых проектов отдельных районов и субъектов РФ, программ музеефикации и создания музейно-выставочных комплексов и экспозиций, фотовыставок, кино- и телепрограмм, коммерческой медиапродукции.


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2021 году
Запуск проекта «Киноатлас СССР: опыт позиционирования многонационального государства» инспирировал комплексный сбор и анализ визуальных материалов, открывая новые ракурсы рассмотрения кинофотодокументов как источников для изучения различных аспектов социокультурных преобразований в этнически разнородном и многоукладном пространстве Советского Союза в 1920–1930-х гг., и позволяя рассмотреть встречные мотивы ученых в освоении визуальных ресурсов в научных целях, а кинематографистов – в создании фильмов на этнографических материалах. В русле проектной гипотезы о почвенности направления этнографического кино в России/СССР, такая тематическая фокусировка позволила открыть неизвестные доселе опыты в истории отечественной визуальной этнографии/антропологии как (суб)дисциплины. Основными направлениями первого года работ по проекту стали «Опыты ученых», «Опыты кинематографистов» и «Совместные опыты исследователей и режиссеров в рамках проекта «Киноатлас СССР». 1) Опыты ученых. Научной группой проекта были проведены исследования тематических архивов ученых в фондах российских музейных и научно-исследовательских институций: фонд Б.М. и Ю.М. Соколовых в Российском государственном архиве литературы и искусства в г. Москве (РГАЛИ. Ф. 483), фонд Л.Л. Капицы в Российском этнографическом музее в г. Санкт-Петербурге (РЭМ–4903), фонд В.Г. Богораза в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН (СПбФ АРАН. Ф. 250), материалы о научном творчестве Н.Ф. Яковлева в Российском государственном архиве литературы и искусства в г. Москве (РГАЛИ. Ф. 2091).
 Проанализированы киноопыты, выразившиеся в теоретических разработках («Марксистская этнофильма» В.Г. Богораза, «Кино и научные экспедиции» Л.Л. Капицы, «Живой музей» и «Борьба за культурфильму» Б.М. Соколова, «Кино как научный метод» Н.Ф. Яковлева, «Этнографическая фильма» А.Н. Терского), а также в практических кинопроектах, выполнявшихся либо непосредственно учеными («Среди озер, лесов и порожистых рек Карелии» (1928), «По островам и берегам Баренцева моря» (1929) Л.Л. Капицы; «Кабардино-Балкария к 10-летию Октября» (1927) А.Н. Терского), либо при их консультационном участии («В Брянском Полесье» (1931), «Штурм Севера» (1931). В русле изучения подходов ученых к визуализации этничности в изучаемый период особое внимание в проектных работах было уделено и экспедиционным фотоколлекциям «Кунсткамеры» (г. Санкт-Петербург), Санкт-Петербургского филиала Архива РАН, Российского этнографического музея (фонды Н.Н. Волкова, З.П. Малиновской, Н.С. Розова). Изученные этнографические фотоколлекции вполне показательны для сравнения – они наглядно демонстрируют, как изменился подход к фотосъёмке традиционной культуры в течение одного десятилетия, и как политика форматировала подходы исследователей: от подачи рудиментов этнографических/региональных традиций к ретрансляции образов строительства советской социокультурной общности на карте Союза. 2) Опыты кинематографистов. Были проведены работы по анализу материалов фильмов о советизации самобытных регионов СССР: Восточной Сибири и Дальнего Востока, Северного и Южного Кавказа, Центральной Азии и Северного Причерноморья. Данные источники позволили вглядеться в запечатленные на пленках этнополитические, этноконфессиональные, колонизационные, гендерные и др. злободневные для изучаемого периода процессы, протекавшие на местах («Евреи на земле» А.М. Роома (1927), «Крыша мира» (1928) В.А. Ерофеева, Страна Нахчо» (1930) Н.А. Лебедева, «Камчатка Н.Д. Константинова (1928), «Потомок Чингисхана» (1928), «Байкал (по западному Прибайкалью до Монголии)» (1928), «По Бурят-Монголии» (1929), а также «Калмыки» (1927) и «Молодая республика (Калмыцкая АССР)» (1935). Отдельное внимание в ходе проектных исследований было отведено изучению феномена «антирелигиозного фильма» в СССР, преследовавшего целью создание «атласа конфессий» в Стране Советов. На материалах наиболее показательных в этом плане документальных кинолент «Сектанты» (1930) В. Королевича и «У сектантов» (1930) А.Н. Терского, была рассмотрена история формирования этого особого сегмента в направлении просветительского кино о народах и культурах 1920–1930-х гг. Кроме того, за отчетный период была проделана объемная работа по изучению материалов советской периодики, касающихся технических и творческих нюансов развития научного кинематографа в СССР как вида киноотрасли. Корпус изученных в ходе работ по проекту советских этно-географических фильмов демонстрирует впечатляющую палитру авторских стилей и методов производства фильмов: «Пропагандистское кино» А.М. Роома, «Антирелигиозный фильм» В. Королевича, «Кинорепортаж» Б.Р. Неублицкого, «Этнографическая фильма» А.Н. Терского и др.) и позволяет аргументировать проектную гипотезу о существовании полноценного направления этнографического кино в СССР в 1920–1930-х гг. 3) Проект «Киноатлас СССР» как квинтэссенция научно-кинематографических разработок. За отчетный период были проведены и специально-направленные исследования документов о создании фильмов «Киноатласа СССР» в Российском Государственном архиве литературы и искусства (Москва): фонды киностудий «Совкино», «Востоккино», «Межрабпомфильм», «Кино-Сибирь», «Госвоенкино» за 1920–1930-е гг. (РГАЛИ. Ф. 645). Вновь собранные данные позволили развить и дополнительно аргументировать проектную исследовательскую о том, что в цепи культурно-идеологических оснований «атласного» проекта сплетались марксистское учение, идеи киноавангардного искусства, а также интенции самой этнонауки. Было верифицировано, что первоначально (в середине 1920-х гг.) проект советского «Киноатласа» задумывался как монтаж уже существовавших на тот момент материалов кинохроники краеведческого и производственного содержания. Однако уже на рубеже 1920–1930-х гг. проект был переформатирован в плане необходимости досъемки новых материалов, прежде всего, отражающих развитие советского строительства. Краеведческие кинозарисовки уступили свое место на экране полнометражным работам – так называемым «культурфильмам», сочетавшим в себе художественную форму с документальным, научно-популярным, а зачастую и пропагандистским содержанием. В ходе работ за отчетный период было обращено внимание и на такой существенный аспект проекта «Киноатлас СССР» как «экспорт революции» за рубеж и популяризация идей коммунистического Интернационала через киноэкран. С одной стороны, рассылка советских кино-корреспондентов в различные уголки Союза и другие, лояльные советскому строю страны, давала возможность сбора и оперирования спектром новостных материалов, связанных с особенностями социалистического строительства в различных уголках мира. С другой – фильмы из СССР, будучи выгодным товаром, успешно распространявшимся советскими торгпредствами в различных частях света, позволяли рассказать вовне свою «киноправду» о прогрессивности социалистического пути развития. Не случайно, в стенограммах обсуждения «киноатласа» обнаруживаются предложения разворачивания «Киноатласа СССР» до масштабов «Киноатласа мира» в плане кино-картографирования расширяющейся зоны влияния Советского Союза. Согласно планам проекта, стартовала и подготовка контента (материалы по Дальнему Востоку и Восточной Сибири) для проектируемых Интернет-канала и мультимедийного приложения. Общий дизайн готовящего приложения будет вторить экранной карте СССР, с кадров которой начиналось большинство этно-географических фильмов раннесоветского периода, и давать возможность активации визуальных материалов на данной «кинокарте» в зависимости от выбранного пользователем региона. Научные результаты первого года проектных исследований опубликованы в 7 статьях в научных изданиях, индексируемых в международных базах WoS и Scopus, включенных в РИНЦ и перечень ВАК. Материалы работ по проекту были представлены в 16 докладах и презентациях участников проекта на международных и всероссийских научных форумах.

 

Публикации

1. - В Сыктывкаре открылась международная конференция "Визуальный текст в историко-культурном ландшафте" Информационное агентство "КомиИнформ", 23 сентября 2021 года, 19:20 (год публикации - ).

2. Головнев И.А. Карельские киноэкспедиции Леонида Капицы 1927–1928 гг. Вестник угроведения, № 2. Т. 11. С. 378–387. (год публикации - 2021).

3. Головнев И.А. Кабардино-Балкария на советском экране: «этнографическая фильма» Анатолия Терского Известия СОИГСИ, № 40 (79). С. 23-36 (год публикации - 2021).

4. Головнев И.А. «Живой музей» и «борьба за культурфильму» Бориса Соколова Этнография, № 3 (13). С. 244-263 (год публикации - 2021).

5. Головнев И.А. Образы Тувы в советском кинематографе (на примере творчества Б.Р. Небылицкого) Новые исследования Тувы, № 4. C. 119–130. (год публикации - 2021).

6. Головнев И.А. Образы советской колонизации в архивном кино: «Евреи на земле» Абрама Роома. 1920–1930-е гг. Вестник архивиста, № 4. С. 1051–1063. (год публикации - 2021).

7. Головнев И.А. Национальная политика на экране. «Киноатлас СССР» Антропология и этнология: современный взгляд. М.: Политическая энциклопедия, 5. Головнев И.А. Национальная политика на экране. «Киноатлас СССР» / Антропология и этнология: современный взгляд. М.: Политическая энциклопедия, 2021. 559 с. С. 328–335. (год публикации - 2021).

8. Головнев И.А. «Киноатлас СССР»: ретроспективный и перспективный ракурсы исследования XIV Конгресс антропологов и этнологов России. Томск : Издательство Томского государственного университета, XIV Конгресс антропологов и этнологов России : сб. материалов. Томск, 6–9 июля 2021 г. / отв. ред. И.В. Нам. – Москва ; Томск : Издательство Томского государственного университета, 2021. – 830 с. С. 658 (год публикации - 2021).

9. Головнева Е.В., Головнев И.А. Советская антирелигиозная фильма. «Сектанты» Владимира Королевича (1930) Религиоведение, № 3. С. 151-159 (год публикации - 2021).