Новости

14 ноября, 2022 12:49

«ѿсьлицѣ к ываноу»: в ВШЭ прошла традиционная лекция с разбором берестяных грамот

Источник: N+1
Восьмого ноября в Высшей школе экономики состоялась традиционная лекция с разбором берестяных грамот, найденных за последний год. Рассказываем, что лингвисты узнали из посланий средневековых новгородцев и рушан за минувший год. Видеозапись мероприятия можно посмотреть на Youtube-канале Института славяноведения РАН.
Берестяная грамота № 1, найденная в Новгороде в 1951 году. Источник: gramoty.ru

О том, что в Древней Руси писали на бересте, историки догадывались задолго до обнаружения первой грамоты, поскольку косвенные свидетельства этому содержатся в других письменных источниках. Кроме того, до наших дней дошли старообрядческие берестяные рукописи, самые ранние из которых относятся к XVII веку. Но одно дело предполагать, а совсем другое располагать такими артефактами. Все изменилось 26 июля 1951 года, когда на раскопе в центре современного Великого Новгорода работница местного мебельного комбината Нина Акулова обнаружила берестяной свиток с процарапанным текстом — грамоту №1, находку которой в течение двух десятилетий ожидал основатель Новгородской археологической экспедиции Артемий Арциховский (подробнее об этом можно прочитать в материале «История истории: Поклоно ѿ Онѳима»).


Писало из латуни, обнаруженное в этом году во время раскопок в Великом Новгороде на Немецком дворе. Источник: Алексей Гиппиус

С тех пор количество берестяных грамот продолжает расти, перевалив в 2010 году за тысячу (по ссылке можно посмотреть видео, как юбилейный артефакт принесли для первого прочтения академикам Валентину Янину и Андрею Зализняку). Самым богатым на берестяной улов пока что остается 1998 год, когда на Троицком раскопе в Новгороде нашли 92 грамоты, текст на девяти из которых сохранился целиком. Расширилась и география — к нынешнему дню берестяные грамоты нашли в 13 городах. Последними к этому клубу присоединились Вологда (об это можно прочитать в материале «Ни мне рубля, ни мне протора») и Рязань (Переяславль-Рязанский). 

Большая часть берестяных грамот дошла до нас в виде фрагментов, на которых порой можно разглядеть лишь несколько букв. Только на четверти из них текст сохранился целиком. Обычно они невелики — лишь изредка состоят больше, чем из 20 слов. Как правило, они нацарапаны на бересте с помощью острой палочки — писала. Гораздо реже встречаются грамоты, написанные чернилами (историю одной из них, можно прочитать в блоге лингвиста Дмитрия Сичинавы «Грамота, которая нашлась дважды»).

Большинство известных грамот написаны на древнерусском языке (на его древненовгородском диалекте). Причем писцы, как правило, пользовались бытовой системой письма, заметно отличной от книжной. Эту особенность, долгое время принимавшуюся за многочисленные ошибки, разгадал Андрей Зализняк. Например, при бытовом письме допускалось заменять букву о на ъ, е на ь и наоборот. Буквы е и ь новгородцы могли ставить и на месте ѣ. Особенности этой системы письма и дальше продолжают уточняться благодаря все новым находкам. 

Содержание самих текстов весьма разнообразно. Встречаются деловые и любовные послания, требования вернуть проданного в холопы сына, сведения об уплаченных податях и должниках, и даже информация о военных операциях. Иногда содержание текста весьма загадочно. Яркий пример — абракадабра XIV века на грамоте №1131, найденной в 2020 году.


Академик Зализняк на лекции 2017 года. Источник: Math-Net.ru / Youtube

Широкая общественность узнает о новых берестяных грамотах благодаря традиционной осенней лекции, где лингвисты представляют документы, найденные за минувший полевой сезон. Первоначально это мероприятие, организованное в 1986 или 1987 году Виктором Живовым, представляло собой попросту семинар для студентов-филологов из МГУ, на котором выступал Андрей Зализняк. Со временем семинар стал привлекать внимание не только узких специалистов, но и широкую аудиторию: на ежегодную «лекцию Зализняка» собирались сотни слушателей.

После его смерти в 2017 году вести лекции продолжил профессор Высшей школы экономики Алексей Гиппиус, в 2022 году избранный академиком РАН.

Академик Алексей Гиппиус на лекции 2022 года. Источник: ИнСлав / Youtube

Находки 2022 года

Сезон 2022 года оказался вполне удачным — археологи обнаружили 15 берестяных грамот. Для сравнения: в прошлом году фонд берестяных грамот до начала мероприятия пополнился десятью находками, а в позапрошлом — 14-ю (однако здесь важно помнить, что количество не всегда отражает качество).

Больше всего грамот нашли в Великом Новгороде — 13. Причем происходят они с трех древнейших районов города: девять из Неревского конца (территория бывшего медопивоваренного завода «Богемия»), три — из Людина (Редятинский раскоп) и одна — из Славенского (Иоанновский раскоп). Еще две грамоты 2022 года обнаружились в Старой Руссе.


Концы Великого Новгорода. Источник: Дар Ветер / wikimedia commons

Кроме них, Гиппиус кратко упомянул две находки, сделанные в Вологде. По его словам, в узком смысле их нельзя назвать грамотами — это надписи на берестяных изделиях. Первая состоит ровно из одного слова ***** [вульва],  вторая — обычная бытовая надпись, оставленная на донышке туеса (берестяного сосуда).

Грамота №1144

Свою лекцию Гиппиус начал с находки, сделанной еще в прошлом году. Ее обнаружили в Великом Новгороде 22 декабря 2021 года, уже через месяц после того, как публичные «чтения» находок состоялись. 

Находка была сделана в нетипичное время оттого, что археологам пришлось взяться за раскопки из-за строительства очистных сооружений в историческом центре города — в Неревском конце, где в древности находилась усадьба зажиточного новгородца. Обнаруженный документ второй половины XII века сохранился целиком.

Вот что на нем было написано:
отъ борицк грамота къ добро⸗
ши на коликѣ хоцеши въдати отрокъ
а въспиши ми грамота

Начало вполне традиционное для новгородских грамот — конструкция «от кого к кому». В этом случае некий Боричко или Боричка, забывший процарапать последнюю букву своего имени, написал письмо Доброше, в котором спрашивает, во сколько ему обойдутся услуги отрока. Ответ же он просит прислать также грамотой.


Берестяная грамота №1144. Источник: Институт археологии РАН

Разумеется, отрок в послании упоминается не в значении «ребенок». В новгородских документах так называют административное лицо, своего рода средневекового коллектора, в задачи которого входил сбор долгов. Подобные обращения уже известны исследователям: например, о такой услуге в грамоте XII века писал Перенег Голчану.


Развернутая грамота № 1144. Источник: Алексей Гиппиус

Гиппиус обратил внимание на одну особенность прочитанного текста: оба раза слово грамота написано с окончанием -а, хотя во втором случае требуется -у. Конечно, всегда можно списать это на ошибку автора, но, возможно, этому предстоит дать лингвистическое объяснение. Более того, схожий пример содержится в грамоте №383, написанной во второй половине XIV века.

Грамота №1146

Далее речь шла уже о находках нынешнего года. Первым делом Гиппиус остановился на артефактах, обнаруженных во время раскопок на месте бывшего медопивоваренного завода «Богемия», где этим летом работала Новгородская археологическая экспедиция под руководством Петра Гайдукова из Института археологии РАН. Лектор начал с грамоты №1146, относящейся к первой половине XV века.


Берестяная грамота из Великого Новгорода №1146. Источник: Алексей Гиппиус

Хотя грамота сохранилась не очень хорошо, в ней удалось прочитать следующий текст:

…(кор|об)[иi] ржи на петрѣ на[в](аси)⸗
левѣ на велицковѣ ру[бль]
на смонкѣ на захарьiнѣ [за]
мхомъ полътора рублѧ на на⸗
умѣ на курилови полътора р⸗
ублѧ на молвот[и](цехъ)
Грамота представляет собой достаточно распространенный тип документа — это список людей с указанием натурального и денежного сбора. По всей видимости, в самом начале текста сохранился обрывок фразы про коробьи ржи. Дальше перечисляются люди с указанием денежных сумм: на Петре Васильеве — рубль, на Семёнке Захарьине — полтора рубля, на Науме Кирилове — полтора рубля.

Особый интерес здесь представляют топонимы. Один из них — Молвотицы, название древнего поселения, которое и по сей день существует в Марёвском районе Новгородской области. Известен в этом регионе и населенный пункт Замошье, что неудивительно, учитывая популярность гидронима «Мох» для обозначения болот в этих местах. Подобные названия населенных пунктов встречаются и в старинных писцовых книгах.

Грамота № 1147

Новгородская берестяная грамота №1147. Источник: Алексей Гиппиус


Берестяная грамота №1147 представляет собой фрагмент письма, написанного в XV веке. Лингвисты сумели прочитать следующий текст:
…н[ъ]----
даi ѥго ∙ фофану ∙ а цимъ ∙ ѥсмь ∙ тоби
виновате ∙ пол[ъ] шести (∙) семниц⸗
и ∙ а то тебе ∙ буде ∙ а [к] тоби ∙ цоло би⸗
ю ∙

Начало сохранившейся строчки прочитать достаточно просто: дай его Фофану, то есть Феофану. Гиппиус отметил, что человек с таким именем уже встречался в берестяных документах. Имя Фёфан присутствует в списке должников в грамоте №299. Возможно даже, что речь идет об одном и том же лице — та находка также относится к первой половине XV века.

За именем в письме следует фраза, которую можно перевести как «а что я тебе должен». Далее обращает на себя внимание слово полшести, то есть пять с половиной. Сегодня в русском языке подобный половинный счет сохранился, когда мы говорим о времени. Рядом стоит редкий термин семница (подробно о нем говорили на лекции 2020 года), который обозначает денежно-меховую единицу. По словам Гиппиуса, видимо, существовало даже две семницы: малая и большая. Первая представляла собой семь беличьих шкурок, а вторая — семь сороков этих же шкурок. В каком значении термин употребляется в новой грамоте, неизвестно.Гиппиус обратил внимание и на лингвистические особенности грамоты. Так, местоимение «тебе» записано двумя способами. В одном случае писец процарапал тебе, то есть наддиалектный вариант, а дважды — тоби, то есть на древненовгородском диалекте с заменой -ѣ на -и.

Грамота №1148


Новгородская берестяная грамота № 1148. Источник: Алексей Гиппиус


Грамота №1148 также относится к первой половине XV века. В полностью сохранившемся документе прочитали следующее:
серькию ∙ лосось ∙ юрью лосось мику⸗
линьскому лосось лазорю короб⸗
оцка iкри да торпица зехъну
торпицѧ да сухыхъ ∙ да федору т⸗
орпицѧ церниц{ѧ}и лосось ∙ степани⸗
ди лосось ∙ сторожю смену лосось

Если вам показалось, что это список для курьера доставки, то это он и есть. Большая часть текста читается легко: Сергию — лосось, Юрию — лосось, Микулинскому (видимо, священнику из Никольской церкви) — лосось. Эта рыба далеко не в первый раз упоминается в берестяных грамотах, например, в новгородских грамотах 5192186258 и 260. При этом Гиппиус отметил, что раньше лосось фигурировал лишь как объект сбора, здесь же, напротив, поставка. По всей видимости, дорогой товар привезли из Приладожья или Прионежья.

Но лососем все не ограничивается. Так, Лазорю полагалась коробочка икры и торпица. Если с икрой все понятно (кстати, в грамотах этот товар встретился впервые), то с ТОРПИЦА несколько сложней. По словам Гиппиуса, на помощь здесь приходят словари северных говоров, в которых сказано, что так называли форель (от финского torppu). Торпица полагалась также Зиновию и Федору. Первому к тому же везли еще и сушеную рыбу. Еще трем людям полагался только лосось. Среди них: сторож Семен, Степанида и черница — так раньше называли монахинь.

Грамота №1149



Берестяная грамота из Великого Новгорода № 1149. Источник: Алексей Гиппиус

На грамоте №1149 ученым удалось разобрать следующий текст:

… [на]дъ п[чь]к[о]- … … (де)⸗
[ньг]и за дверьми а вхо[i] клани(сѧ) …
а у павла в шурина своего возми полътор[а] …

Эту грамоту Гиппиус разбирал с конца. В последней строчке написано: а у Павла у шурина своего возьми полтора. Видимо, взять надо было полтора рубля. В середине предыдущей строки отчетливо читается: за дверьми.

А вот дальше текст читается сложнее, в том числе из-за исправлений писца. Восстанавливается фраза: вхои кланяйся…  Вхой  — по-древненовгородски  "всей";  вероятно, поклон нужно передать всей семье.  В начале строки есть еще фрагменты четырех букв, идентифицировать которые оказалось не так-то легко. Но сразу несколько читавших пришли к тому, что записанная буквенная последовательность ньги — конец слова «деньги», то есть монеты.

Гиппиус предполагает, что монетки были припрятаны где-то за дверным косяком, а человеку нужно было зайти и взять их. Видимо, автор грамоты писал кому-то, кто отправлялся к нему домой. И выдал инструкцию: возьми, например, три деньги за дверьми, кланяйся всей братии, а у шурина своего возьми полтора рубля.

Кроме того, в самом верху грамоты удалось реконструировать слова: над печкой. Гиппиус предположил, что там находилась еще одна заначка.

Грамота №1154

Пожалуй, самая забавная находка нынешнего сезона — это грамота №1154, относящаяся к первой половине XV века. Текст на ней написан явно необычно.



Берестяная грамота из Великого Новгорода № 1149. Источник: Алексей Гиппиус

Гиппиус сразу обратил внимание, что кто-то из присутствующих в аудитории начал поворачивать голову, дабы разобрать надпись. Действительно, в самом начале отчетливо читаются буквы и и д. Третья по счету стоит буква г, но повернутая в другую сторону. А вот дальше сложнее.

Понять эти знаки оказалось проще при чтении грамоты справа налево. Тогда можно понять, что в самом начале стоит буква а, за ней следуют б и в — но все они повернуты в разные стороны. То есть обнаруженный текст представляет собой попросту начало азбуки.

Но не все так просто. Гиппиус отметил, что вряд ли человек не знал азбуку настолько, что после буквы д поставил и. Что это значит — вопрос интерпретации. Возможно, после записи первых трех букв алфавита автор специально процарапал гди, имея в виду обращение «Господи». По словам академика, обнаруженная грамота напоминает знаменитые упражнения мальчика Онфима, который баловался похожим образом. Гиппиус пошутил, что можно представить себе гипотетическую ситуацию, когда ребенок пишет «аз, буки, веди, господи!», подразумевая «я буквы знаю, Господи!» И смотри, Господи, как я их знаю, что могу вертеть их в разные стороны. 

Грамота №1155


Новгородская берестяная грамота №1155. Источник: Алексей Гиппиус

На грамоте № 1155, содержится следующий текст, написанный также в первой половине XV века:

… а намъ ꙩспо[д]ене дать силѣ нѣтъ. а
… (сво)[е]му ꙩсподарю мно[к]о целомь бьѥ

Начало этой грамоты Гиппиус читает так: ...а нам, господин, дать силы нет. По всей видимости, эта фраза указывает на то, что крестьяне переживали трудные времена, а господин прислал им обращение, в котором требовал что-то прислать. А те отвечают, что они не в состоянии это сделать.

Текст завершается челобитьем господарю. Лектор обратил внимание на сочетание в одном тексте слов господин и господарь, отличавшихся своей экспрессией. Если господин — обычное обращение, то господарь — усиленное. Обычно такие сочетания встречаются в текстах более высокого ранга. Такая пара, например, есть в тексте грамоты № 963, которая представляет собой челобитную, отправленную новгородскому архиепископу Семену.

Гиппиус отметил еще две лингвистические особенности текста. Так, господин и господарь записаны  начальным Ꙩ. Сегодня исследователям уже известно, что это отражение произношения с фрикативным [г]. Кроме того, слово много в тексте написано через к — подобная мена глухих и звонких встречается в берестяных грамотах.

Грамота №1156



Новгородская берестяная грамота №1156. Источник: Алексей Гиппиус

Небольшая фрагментированная грамота №1156 тоже датируется первой половиной XV века. В ней содержится следующий текст:

… ӏ ты ꙩ томо попецалуi веди
… (а) [цто д]оспиѥц протор- --- в томо

На первый взгляд разобрать грамоту очень сложно. Более подготовленный читатель видит, что автор просит кого-то позаботиться о чем-то. Но основные сложности находятся дальше.

Во второй строке исследователи разобрали — по словам Гиппиуса, далеко не сразу! — последовательность ОСПИѤЦ. Ученые считают, что это часть слова доспѣeтьсѧ («случиться» или «произойти»), в котором ѣ заменен на И, а ТЬС превратилось в Ц. Кроме того, автор не написал последнюю букву, причем сделал он это сознательно или нет — вопрос. 

Дальше следует ПРОТОР – траты или расходы. То есть фраза означает: «а сколько случится расходов». Гиппиус, основываясь на параллелях, достроил ее до выражения «а сколько случится расходов, а за это я заплачу».

Грамота №1157


Новгородская берестяная грамота №1157. Источник: Алексей Гиппиус

Последняя грамота с территории бывшего завода «Богемия», в отличие от предыдущих, датируется XIII веком. Лингвисты прочитали в ней следующий текст:

ꙋ ходжировѣи |в| глазнѣча у спиридано⸗
вѣи |в| локти непрѣ ꙋ прокшѣ со михѣеме |в|и
передкѣ

Грамота невелика, но зато текст на ней сохранился целиком и он богат на лексику. Для начала стоит разобраться, кто такие Ходжировая и Спиридановая. Гиппиус объяснил, что женщин нередко называли по имени их мужей (например, жену Глеба могли назвать Глебовая, а супругу Миши — Мишиная), то есть Спиридановая — это жена Спиридона. А вот мужа первой из них звали более необычно, Ходжир. Академик предположил, что, видимо, более древняя форма этого имени встречалась в одной из грамот XII века, в которой упомянут некий Хотьжер.

Дальше следует |в| (это цифра два), а за ней «глазнеца». Слово глазнец в грамотах встретилось впервые. Но его значение известно, например, по северным говорам, где глазнецами называли стеклянные бусины. По мнению Гиппиуса, видимо в тексте упоминаются две ценные бусины. 

Но не только жена Ходжира представляет тут лингвистический интерес. У супруги Спиридона два локтя NЕПРѢ, — значение этого слова прежде было не до конца ясно.

Ну и наконец, что же там у Прокши и Михея? Причем в двух экземплярах? По словам Гиппиуса, лингвистический интерес представляет буква и, идущая после двойки. Это не количественное числительное, а собирательное, то есть «двое передков». Передками же в говорах называют переднюю часть санных полозьев или головки обуви. Гиппиус склоняется ко второй версии.

Грамота №1150


Новгородская берестяная грамота №1150. Источник: Алексей Гиппиус

Переходим к находкам с Редятинского раскопа. Грамота 1150 содержит небольшой фрагмент текста:
[ꙋ] фелара чаша . ꙋ брата его [ꙋ] …

По словам Гиппиуса, тут все просто: у Фелара — чаша, у брата его. Видимо, имеются в виду заказанные ремесленникам сосуды. Интерес здесь представляет только имя. Фелар — это Флор, а такая запись представляет собой яркий пример того, как может фонетически изменяться одно и то же имя. Гиппиус привел целую уйму вариантов, как изначальное римское Флорус может видоизменяться на восточнославянских землях, поскольку для каждой буквы есть альтернатива. Например, упомянутый в грамоте №198 Храрь — это тоже Флор.

Грамота №1151


Новгородская берестяная грамота №1151. Источник: Алексей Гиппиус


Грамота № 1151 относится к концу XII – началу XIII века и представляет собой очень сложный для работы документ. Дело в том, что от нее до наших дней сохранилась только половина, поэтому лингвистам предстояло решить очень сложную задачу — реконструировать текст, от которого дошли лишь оборванные строки.

Вот то, что удалось прочесть на грамоте:

+ ѡ : волиле ко ста[в]…
шеле есте из города …
водавоше а вамо б…
тикоу во г[роде да] …
ваше с…
мне коун- …
коуне : во…

Сразу видно, что грамота относится к раннему этапу берестяной письменности, поскольку начинается с креста — это письменный аналог крестного знамения, которым таким образом осенял себя писец, прежде чем приступить к своему ответственному делу. Далее вновь идет уже знакомая конструкция от кого к кому. Гиппиус отметил, что не очень понятно, от чего образовано имя Волила. Однако не исключил, что это уже вариант уже встречавшегося в другом тексте Войлы. Второе имя здесь, по всей видимости, Ставр, образованное от греческого Ставрос.

По словам Гиппиуса, текст написан с помощью бытовой системы: в нем отсутствуют Ь и Ъ, вместо которых только Е и О. Но самое интересное в ней другое — содержание. Хотя значительная часть текста отсутствует (это хорошо видно на фотографии), его примерное содержание можно восстановить:

ѡ : волиле ко ста[в](рови по⸗)
шеле есте из города (коуно не)
водавоше а вамо б(ыло вода⸗)

Некий Волила пишет Ставру: «вы ушли из города, не заплатив денег. А вам надо было это сделать». Дальше текст по большей части отсутствует. Но можно предположить, что приблизительно там содержалось. Гиппиус отметил, что, возможно, дальше шла речь о задолжавшем сыне этих людей, за которого нужно было заплатить деньги и забрать его. Примерно так:

ваше с[ы](но а не присолете)
мне коун(о а ѧзо хоцоу седе)
коуне : во(зѧти на) …

Гиппиус отметил, что обычно такие тексты заканчиваются угрозами. Похожий сюжет содержится в грамоте 421, относящейся к первой половине XII века.

Грамота №1152


Грамота №1152. Источник: Алексей Гиппиус

Последняя грамота с Редятинского раскопа представляет собой узкую полоску бересты с фрагментами букв, относящуюся ко второй половине XII века. На ней удалось восстановить следующий текст:

оу торопьчанина на довоу во[з]оу по п[ѧти] поу[дово] и по три бь[р]ьк[овьск]- ------[рш]очь…

Текст начинается с того, что упоминается некий торопьчанин, то есть житель Торопца — самого западного города современной Тверской области. В берестяных грамотах этот населенный пункт фигурирует впервые. Далее говорится, что у этого человека на двух возах по пять пудов и по три берковца (единица измерения массы, заимствованная у скандинавов). Поскольку один берковец равен десяти пудам, значит торопчанин в общей сложности вез с собой 70 пудов груза. Эта запись, по словам академика, напоминает те, что содержатся в таможенных книгах XVII века.

Кроме того, на грамоте удалось разобрать комбинацию из букв ршочь. В аудитории кто-то высказался, что, возможно, это часть слова «горшочек». На это Гиппиус ответил, что той же версии придерживается его коллега, Дмитрий Сичинава. В ее пользу говорит то, что в берковцах обычно измеряли только два товара: соль и мед. Поэтому вполне возможно, что на возу были горшки и горшочки с медом.

Грамота № 1153



Берестяная грамота №1153. Источник: Алексей Гиппиус

Последняя берестяная грамота Великого Новгорода в этом году — единственная находка с Торговой стороны. На ее обеих сторонах есть текст, и он такой:

поклоно ѿ жены ко борисоу боу[ди] семо (ко)
зарокоу на воздвижение ажь ты не боуши [си]
жоноу и дети {к}кнѧжь поiмало а выроуцило <ме>не зѧт[е]
i лазаре i глебо i зароко оуцинили боуди сьм[о]
на обороте:
iли не а кнѧже молви тако ѧ срѧжоу а оуме[н]⸗
                                        ша

В самом начале Гиппиус оговорил, что нельзя сказать наверняка, целый этот документ или нет, поскольку часть текста на правом краю могла быть утеряна. Начинается он классически: поклон от жены Борису. В конце первой строки, по-видимому,  не хватает предлога ко. Дальше идет просьба (или требование) к Борису вернуться к сроку до Воздвиженья.

В третьей строке жена сообщает Борису, что ее и детей захватил князь (записанный на псковский манер с заменой з на ж) или, что менее вероятно, «княжь», то есть княжеский человек. Но их освободили, взяв на поруки, зять (если допускать пропуск слога не; в другой версии — Нежата), Лазарь и Глеб. Заканчивается это предложение фразами «установили срок» и призывом «прибудь сюда».

Но это не весь текст, поскольку еще одна часть написана на обороте. После начатого и брошенного  iли не приводятся слова князя: я сряжу а уменьша. Последнее слово, перенесенное на другую строку, прочитывается с восстановлением всего одной буквы — тем самым подтверждается, что текст сохранился с минимальными утратами.

Что же все это значит? Гиппиус описывает произошедшее следующим образом. Похоже, Борис совершил тяжкое преступление — например, неспровоцированное убийство — и бежал от наказания на Немецкий двор, где, собственно говоря, и нашли грамоту. За это преступление князь схватил его жену и детей, которых он, по Русской Правде, мог обратить в холопы. Однако их спасли родственники, взявшие их на поруки. Назначен срок, к которому Борис должен явиться на суд.

На оборотной же стороне передаются слова князя: он обещает, если Борис явится на суд, совершить его, уменьшив размер наказания. Гиппиус заключил, что, если подтвердится датировка грамоты 60-ми годами XII века, тогда он предложит версию, кем был этот Борис.

Грамота из Старой Руссы №53


Берестяная грамота из Старой Руссы №53. Источник: Старорусская археологическая экспедиция Новгородского государственного университета

И напоследок — находки из Старой Руссы. Как уже было сказано, всего в нынешнем году здесь обнаружили две берестяные грамоты. Их нашли участники Старорусской археологической экспедиции Новгородского государственного университета, работавшие на Пятницком раскопе под руководством Елены Тороповой и Кирилла Самойлова. В середине лета в культурном слое нашли 53-ю по счету грамоту, а позже стало известно и о 54-й. Оба документа, по данным Гиппиуса, относятся к концу XII – началу XIII века.


Берестяная грамота из Старой Руссы №53. Источник: Алексей Гиппиус

Грамота № 53 представляет собой небольшой обрывок:
…[въ]земи вох[ѣ] к(оунѣ) …

Еще после обнаружения артефакта сообщалось, что этот небольшой текст можно прочесть как «возьми все…» или «возьми всех». При подведении итогов сезона в Великом Новгороде Гиппиус предположил, что изначально фраза звучала как «возьми вхе куне», то есть все деньги. Выступая в Москве, он озвучил ту же самую версию.

Берестяная грамота №54


Берестяная грамота №54 из Старой Руссы. Источник: Алексей Гиппиус

В отличие от 53-й грамоты, 54-я значительно больше, это кусок бересты 11 на 2 сантиметра. Он содержит две строки текста, которые ученым удалось прочесть следующим образом:

ѿ~сьлицѣ к ываноу кри⸗
ни роукавиць оленихъ

Гиппиус отметил, что эта записка написана по-книжному. Первое, на что он обратил внимание — это имя отправителя. Что за СЬЛИЦѢ? Но оказывается, что стоящая в самом начале лигатура ѿ произносилась как «ото». Следовательно, перед нами Ослица, который отправил письмо Ивану. От чего же произошло это имя? Варианта два: или перед нами «животное» прозвище, образованное от названия самки осла, или это уменьшительная форма прозвища Осла —  от о́сла, названия точильного камня (сегодня это слово известно как оселок). Лингвист склоняется именно ко второму варианту, в том числе потому, что осел — не самое распространенное животное в Древней Руси. И современную фамилию Ослин он также предлагает связывать скорее с точильным камнем.

Интересна и вторая часть записки, в которой содержится наказ или просьба купить оленьих рукавиц. Прежде вещи из оленьей кожи упоминались лишь в берестяной грамоте №384, которую нашли еще в 1960 году на Софийской стороне Великого Новгорода. Она датируется примерно 1160–1200 годами. До недавнего времени считалось, что в ее тексте упоминаются оленьи вожжи, но затем лингвисты пришли к выводу, что на самом деле речь идет о льняных вожжах. Однако через год после такой «отмены» изделий из оленьей кожи появилась грамота из Старой Руссы — и заняла место единственного берестяного документа, в котором говорится о вещах из этого материала.

Напоследок Гиппиус вспомнил жанр «поэтического пересказа» берестяных грамот, мастером которого был академик Янин. В таком изложении эта грамота гласит: «Поклон к Ивану от Ослицы, купи оленьи рукавицы».

Доклад был сделан в рамках проекта Российского научного фонда № 19-18-00352 — «Некнижная письменность Древней Руси XI–XV вв. (берестяные грамоты и эпиграфика): новые источники и методы исследования», выполняемого под руководством Алексея Алексеевича Гиппиуса.
17 ноября, 2022
Как жители России представляют географическое пространство страны: ученые из Перми исследовали «наивные» ментальные карты
Коллектив лингвистов, математиков, а также психологов и социологов Пермского университета реализов...
17 ноября, 2022
Историки ЮУрГУ изучают кочевников железного века Южного Урала
Проект ученых ЮУрГУ, посвященный изучению социума и духовной культуры кочевников Южного Урала в...